Интересное 
Политика 
Сборник гитариста 



Что-то интересное

Компьютер из грязи и палок: 35 лет легендарному ZX Spectrum

Заболевания кошек

ЧЕРНОВИК - наш Доктор Стрэндж по Лукьяненко

Если бы пешеходы вели себя как водители

Зачем делать прививки?

Все интересное


Что-то политическое

Собаки Графа Дякулы и черная касса

Хороший вопрос Порошенко

Когда у тебя самый длинный

Единый кандидат от оппозиции. Ты узнаешь его по "делам"

Воскресение с Петром

Все о политике


Maple4 Site Creator\Статьи\


Ирано-иракская война (22 сентября 1980 года — 20 августа 1988 года) — вооружённый конфликт между Ираком и Ираном.

 

Один из крупнейших военных конфликтов 80-х годов вспыхнул 22 сентября 1980 года, когда иракские войска вторглись в западный Иран под предлогом решения территориального спора между странами. Однако фактически война началась почти на месяц раньше, когда 4 сентября иранцы атаковали целый ряд пограничных постов

В сентябре 1980 года иракская армия нанесла удар в Хузестане, что стало неприятным сюрпризом для противника. Иракцы взяли под контроль город Хоррамшахр – важный центр нефтедобывающей промышленности, однако продвинуться дальше не смогли, наткнувшись на серьезное сопротивление. Впервые в бой пошли иррегулярные части революционной милиции КСИР. В 1982 году иранцам удалось отбить большую часть захваченных территорий, и война приобрела форму позиционной. При этом определились и формы вооруженной борьбы: Ирак, используя ресурсы СССР, сделал ставку на техническое превосходство, а Иран – на «людские волны», бросая в бой большое количество мало подготовленных и плохо вооруженных добровольцев. При этом обе стороны периодически устраивали авианалеты, а также ракетные атаки городов и важных военных объектов. Важным элементом противостояния стала так называемая «танкерная» война, когда стороны пытались нарушить судоходство в Персидском заливе. Боевые действия достигли такого масштаба, что США, несколько западных стран и СССР были вынуждены ввести в залив боевые корабли и организовать конвойную систему.

В ходе войны Ирак получал серьезную военную и экономическую помощь от Саудовской Аравии, Кувейта и целого ряда арабских стран, а также от Советского Союза. Единственными крупными союзниками Ирана были Сирия и Ливия. Однако к середине 80-х годов внешнеполитическая репутация Ирака была серьезно подпорчена применением химического оружия в ходе подавления курдского восстания. Так, в ходе одной из таких атак в марте 1988 года в Халабьяхе погибло пять тысяч мирных жителей.

В августе 1988 года под эгидой ООН начались переговоры о мирном урегулировании конфликта, которые завершились заключением перемирия, а затем и восстановлением нормальных дипломатических отношений между странами. Окончательное мирное соглашение было заключено 16 августа 1990 года после отвода войск.

Общая численность войск с обеих сторон на данный момент неизвестна, можно только сказать, что и Ирак, и Иран были максимально мобилизованы и использовали практические все людские резервы. Общее количество погибших обычно оценивается в цифру от одного до двух миллионов, при этом потери Ирана были явно значительно выше.

Иракская артиллерия

Ирано-Иракская война


Огонь иранского ЗРК «TigerCat»

 Ирано-Иракская война

Иранские боевые вертолеты АН-1G «Кобра» и «Ирокез»

Ирано-Иракская война

Иранская САУ М109 на огневой позиции

Ирано-Иракская война

Иракские солдаты на передовой

Ирано-Иракская война

Иранский вертолет АН-1 «Кобра» Операция «Кербела-8», 1987 г.

Ирано-Иракская война

Позиции иранских войск. Операция «Кербела-5»

Ирано-Иракская война

Иранская бронетехника перед отправкой на фронт. Танки М60 и «Скорпионы»

Ирано-Иракская война

Обломки сбитого иракского МИГ-25

Ирано-Иракская война

Огонь иранской САУ М1978 «Коксан»

Ирано-Иракская война

Иранский истребитель «Фантом» над Персидским заливом

Ирано-Иракская война

Переправа иракских войск через реку Шатт-Аль-Араб

Ирано-Иракская война

Иранский танк М60 на позиции

Ирано-Иракская война

Горящий иракский Т-55

 

Ирано-Иракская война

Залп иранской гаубицы

Ирано-Иракская война

Иранский танк «Чифтен» Мк.2 на позиции

Ирано-Иракская война

Огонь иранской САУ М107

Ирано-Иракская война

Уличные бои в городе Абадан

Ирано-Иракская война

Позиции иракских войск на реке Шатт-Аль-Араб

Ирано-Иракская война

Иракские солдаты в бою

Ирано-Иракская война

Иранские лётчики возле истребителя «Мираж»

Ирано-Иракская война

Ирано-Иракская война

Ирано-Иракская война

 По оценкам отечественных исследователей почти 8-летнего вооруженного противоборства Ирака и Ирана, оно может быть разделено на четыре периода. Первый - с 22 сентября по конец ноября 1980 г. - связан с широкомасштабными военными действиями Ирака и упорной обороной иранских войск. Второй период - с декабря 1980 г. по 6 сентября 1981 г. - характерен стабилизацией линии фронта и переходом сторон к позиционной войне. Третий - с 7 сентября 1981 г. по август 1982 г., - отличавшийся наступлением войск Ирана, освобождением ими своей территории и переносом военных действий на территорию Ирака. И, наконец, четвертый период, длившийся с сентября 1982 г. по август 1988 года. Его основным содержанием стало ведение Ираном и Ираком войны на истощение военного и экономического потенциала противника и прекращение вооруженной борьбы ввиду невозможности решения конфликта насильственными средствами. 

"Федаины Саддама" начали войну со "стражами ислама" имея преимущество: по дивизиям, личному составу и танкам (1.300 ед.) - в 2 раза, по орудиям полевой артиллерии и минометам - в 2,4 раза. 

Исходя из общего замысла действий, а также физико-географических особенностей театра войны, иракские войска наносили три удара - один главный и два вспомогательных. В Южной Месопотамии на главном направлении действовали две ударные группировки. В их состав вошли 5 из 11 дивизий, имевшихся в боевом составе сухопутных войск Ирака. Основные усилия они сосредоточили на взятии иранских городов Хорремшехр, Абадан, Дизфуль и Ахваз, основных нефтеперерабатывающих центров Ирана, с конечной целью овладеть провинцией Хузестан. 

Неожиданное начало 
Рассказывает генерал-лейтенант в отставке Анатолий Мокроус: 
- На тот период времени мы имели в Ираке около 1.200 советских военных специалистов, обучавших иракцев владению нашими вооружением и военной техникой (ВВТ) в учебных центрах, соединениях и частях национальных вооруженных сил. Характерно, но стратегическое развертывание и сосредоточение войск на границе проводилось скрытно с весны 1980 г. под видом маневров и летних учебных сборов резервистов. Хотя у меня и у посла Анатолия Барковского были деловые отношения с руководством страны и армии, включая президента С. Хусейна, министра обороны, вице-премьера генерал-полковника Адлана Хейралу, начальника генштаба Шеншала. Достаточно сказать, что Ирак был одной из немногих стран, которая одобрила в декабре 1979 г. ввод советских войск в Афганистан в соответствии с двусторонним договором о дружбе и сотрудничестве. 

Непримиримая позиция Хомейни вынудила Багдад продолжить боевые действия. В этой обстановке Политбюро ЦК партии вновь вернулось к своему ранее принятому решению отозвать всех советских военных специалистов из Ирака и наложить эмбарго на поставки отечественных ВВТ в эту страну. Однако я убедил Огаркова не трогать наших специалистов. Ведь в таком случае мы бы перестали получать от иракцев военные заказы даже на запчасти. А в тот период Ирак давал 65 процентов прибыли в чистой валюте для СССР за экспорт ВВТ. Исключение в плане эвакуации сделали для женщин и детей, которых отправили на родину через Сирию. 

Москва категорически запретила советским офицерам принимать участие в операциях иракских войск во избежание случаев их пленения. Мне это было понятно, так как я прошел через войну в Египте советником командира мехбригады. Был отмечен орденом Красной Звезды. Долгое время иракское командование не разрешало и мне посещать фронт. И только в 1981 г. удалось побывать под Дизфулем в Иране, где еще при шахе американцы построили станцию дальнего обнаружения и слежения за СССР. Бывал я и в авиационных частях., в частности, в бомбардировочных, истребительных и вертолетных, эксплуатировавших Ми-25, а также Ту-22 и МиГ-25, которые участвовали в рейдах на Тегеран. Отзывы летчиков о нашей технике были самые высокие. Они до сих пор ее любят. И авторитет был вследствие этого у советских военных специалистов среди иракских военнослужащих высоким. Например, для работы нам в аппарате Хусейн и Хейрала подарили "мерседес", "вольво", "лэнд крузер", "тойоту", "шевроле", бьюик "сааб", санитарную машину, 2 автобуса "мерседес", холодильники... Такого не было ни в одной стране. А при выездах в действующие войска иракцы нас очень оберегали и охраняли. 

Рассказывает полковник запаса Валерий Яременко: 

– Свою работу в Ираке я начинал на родине С. Хусейна - в учебном центре при иракской бронетанковой дивизии в г. Тикрите. Группа наших военных специалистов из 6 человек обучала здесь местных военнослужащих владению тягачами, БМП, БТР, танками. В середине сентября 1980 г., когда мы возвращались с полигона "Н-4", что на границе с Иорданией, со стрельб, то заметили, что по дороге к границе с Ираном стягивается масса военной техники. А в самом Тикрите один иракский офицер-разведчик проговорился мне, что через 1-2 недели будет война с Ираном. Я проинформировал об этом генерала А. Мокроуса. И 22-го по радио объявили, что иракские войска перешли границу. Вскоре я вновь уже работал в Багдаде и был свидетелем первого воздушного удара по столице со стороны иранских "Фантомов". В налете участвовали около 150 самолетов, 67 из них были сбиты огнем иракских средств ПВО – комплексами С-75, С-125, "Квадратами", "Шилками". Потом бомбили нас почти каждый день, в том числе и ночью. Действия ВВС Ирана вынудили иракское командование до конца 1980 г. использовать для своей авиации и аэродромы арабских стран, поддерживавших Багдад. Его самолеты действовали с аэродромов Иордании, Саудовской Аравии, Омана, Объединенных Арабских Эмиратов, Северного Йемена и Кувейта. После того как в качестве первого предупреждения о том, что это их не остановит, ВВС Ирана отбомбились по одному из объектов в Кувейте и возникла опасность расползания войны в регионе, Ираку пришлось вернуть свою авиацию на свои базы, не подвергая риску союзников.

В свою очередь Тегеран, использовал аэродромы Сирии. Отбомбившись по нефтеперерабатывающему комплексу "Н-3" в районе Эль-Валид и базе бомбардировщиков Ту-22 и Ил-28 и преодолев 810 км со своей приграничной базы Резайя, иранские Ф-4 садились в Сирии, дозаправлялись и возвращались обратно. 

Рассказывает подполковник запаса Михаил Рябов: 

– Для меня война в Ираке была третьей после Египта, где я работал переводчиком в дивизии ПВО в 1969-1970 гг. и в 1971-1973 гг. в группе специалистов, потом в аппарате Главного военного советника в Сомали в 1974-1977 гг. С иракскими летчиками был знаком еще по 610-му Ивановскому центру боевого применения и переучивания летного состава ВТА, где довелось трудиться бортпереводчиком на Ил-76. Кстати, уже находясь в Ираке (с ноября 1979 г.), я с прискорбием узнал, что один мой знакомый по Союзу экипаж погиб в ходе войны при заходе на посадку от "Стрелы". Начал работать при консультанте по безопасности полетов в главном штабе ВВС и ПВО Ирака, затем в Махавиле сначала в группе специалистов по "Скадам", а потом в школе полевой артиллерии (в 80 км от столицы), где с такими преподавателями, как подполковники Луценко, Нетаврованный, майор Камышан и др., мы обучали командиров артбригад и начальников артиллерии дивизий. На этих курсах мы и встретили войну с Ираном. 22 сентября Тегеран бомбили иракцы, а 23-го рано утром – иранцы. Только я оделся, как услышал знакомый по Египту гул самолетов, пришлось кубарем скатиться на 1-й этаж гостиницы... 

Курсы к ноябрю были перепрофилированы на обучение эксплуатации наших самоходных гаубиц Д-20 ("Акация") и Д-30 ("Гвоздика"). С фронта отзывались дивизионы и переучивались на эту технику. При управлении полевой артиллерии я начал работать с консультантами полковниками Абакумовым и Сизовым. Интересно, что эти гаубицы, по отзывам иракцев, зарекомендовали себя в боях прекрасно. Были случаи, когда их ставили, чтобы отражать даже "живые волны" иранских войск, на прямую наводку. Темп стрельбы был настолько высок, что у самоходок стволы "отваливались". Металл попросту не выдерживал от выполнения столь несвойственных задач. Более всего иракцы ценили наши "стотридцатки" (130-мм пушки) и БМ-21 "Град". 

Потом мы узнали, что и Ирану нашу технику поставляли Ливия и Сирия. Правда, и Египет направлял боеприпасы Ираку.

На этих курсах в Махавиле я и пробыл до февраля 1983 года. Причем без семьи. 

Бойня "моторов и городов" 
13 октября 1980 г. Хомейни учредил Высший совет обороны Ирана, который возглавил президент страны Банисадр. Вооруженные силы консолидировались вокруг правящего режима, в стране был отмечен подъем национально-патриотических чувств всего народа и усиление религиозного фанатизма на почве борьбы за достижения исламской революции. Это позволило иранским войскам за счет перевеса в живой силе и в противотанковых средствах постепенно остановить иракцев, перехватить у них стратегическую инициативу и к середине 1982 г. оттеснить их к госгранице. Все предложения С. Хусейна Тегерану о начале мирных переговоров, а их за почти 8 лет было не менее пяти, решительно отклонялись под лозунгом ведения войны "до победного конца", то есть тотальной войны. Военные действия были перенесены на территорию Ирака. С июля 1982 г. вновь созданным иранским Объединенным штабом вооруженных сил и корпуса стражей исламской революции и оперативными командованиями были спланированы и проведены более 30 наступательных операций. Самые крупные из них: "Рамадан" (июль 1982 г.), "Мохаррам" (ноябрь 1982 г.), "Аль-Фаджр" (февраль 1983 г.), битва за Басру (февраль-март 1984 г.), "Бадр" (март 1985 г.), "Аль-Фаджр-8, 9" (февраль, март-апрель 1986 г.), "Кербела-1, 2, 3, 4, 5, 10" (июнь-декабрь 1986 г., январь-апрель 1987 г.), а также "Фатх-1, 2, 3" (конец 1986 г.) – диверсионными отрядами совместно с вооруженными формированиями курдских сепаратистов в Иракском Курдистане. Все они преследовали своей целью захват ключевых стратегических объектов в глубине иракской территории. Но полностью реализовать этот замысел так и не удалось. В "священных атаках" иранцы теряли до 80 процентов личного состава. Только в январе 1987 г., к примеру на подступах к Басре, иранская армия потеряла более 100 тыс. солдат и офицеров. 


Ирак осуществлял закупки ВВТ в СССР, легкие танки - в Австрии, самолеты и БМП - в Испании, управляемые ракеты – в Бразилии, истребители, вертолеты и ЗРК "Роланд" – во Франции. 

Объемы закупок сторон были незначительными, но позволяли поддерживать боеспособность частей на фронте, накапливать силы для решительных операций. 

Весной 1985 г. в ответ на обстрел иранской артиллерией Басры и других прифронтовых городов С. Хусейн объявил о намерении разбомбить 30 городов Ирана. Был опубликован их список, и в большинстве случаев угроза была осуществлена. В ответ Иран обстрелял оперативно-тактическими ракетами Багдад. Всего с марта по июнь было выпущено 14 ракет. В свою очередь ВВС Ирака стали регулярно бомбить Тегеран, ракетным и бомбовым ударам подвергались Ахваз, Керманшах, Тебриз, Исфаган, Мериван, Шираз. 

Началась "война городов". Уже в 1988 г., в феврале–марте, Ирак впервые за войну выпустил по Тегерану около 170 оперативно-тактических ракет "Скад", иранцы наносили ответные ракетные удары по Багдаду. 

Наши военные специалисты трудились в условиях войны в непростых условиях, порой под бомбежками. Так, в учебном центре ВВС Ирака в Тикрите они вместе с индусами и пакистанцами готовили местных боевых пилотов. С. Хусейн по итогам за это подарил 44 советским летчикам и 5 переводчикам по золотым часам стоимостью 5,5 тыс. долларов. 

Рассказывает бывший начальник 6-го управления ГИУ ГКЭС полковник в отставке Василий Долбанов: 

– Поскольку наше управление занималось поставками на экспорт в Ирак автобронетанковой, инженерной и ракетно-артиллерийской техники, то мне не раз приходилось выезжать в эту воюющую страну. На месте я воочию убедился в высоких характеристиках наших ВВТ. 

Так, осенью 1980 г. эскадрильей иракских вертолетов Ми-25 в скоротечном бою на северном направлении был полностью уничтожен иранский танковый батальон на марше. Эффективно использовались Ираком 105-мм и 122-мм гаубицы, 130-мм пушки, 155-мм и 203, 2-мм самоходные гаубицы, БМ-21 "Град", БМП-1 с ПТРК "Малютка". 

Но особую гордость составляли на тот период советские танки. Например, анализ боевых действий сторон показал, что в тех случаях, когда различий в профессиональной подготовке личного состава воевавших армий не было, отечественные машины Т-62 с блеском громили танки производства США М-60, М-48 и английские "Чифтены". Даже иранские офицеры отмечали более высокую климатическую надежность и простоту эксплуатации танков Т-55 и Т-62, захваченных у иракцев, по сравнению с танками американского и английского производства.

Лучшим же танком был признан Т-72 Нижне-Тагильского Уралвагонзавода. Так, в январе 1981 г. в долине Хархи в районе Сусенгерд во встречном сражении впервые участвовавшая в боях 3-я президентская иракская бронетанковая бригада с 300 танками Т-72 полностью разбила 91-ю королевскую иранскую дивизию на 300 "Чифтенах" и М-60. Иранцы потеряли 214 машин, а иракцы – 50. Один из уцелевших "Чифтенов" с многослойной броней наш Главный военный советник переправил в Союз, за что получил орден "За службу Родине". В районе Касри-Ширин иракский танковый батальон на "семидесятидвойках" в скоротечном бою разгромил танковый батальон иранцев на "Чифтенах", не понеся при этом потерь. В июле 1982 г. в боях северо-восточнее Басры 10-я бригада Ирака ударила во фланг 9-й дивизии Ирана. В результате иранцы оставили на поле боя несколько десятков танков западного производства. 

Один из военных руководителей Ирана Афзали был вынужден заявить: "Танк Т-72 имеет такую маневренность и огневую мощь, что английские танки "Чифтены" не идут ни в какое сравнение с ним. Иран не имеет эффективных средств борьбы с Т-72". После первых же столкновений с Т-72 иранские танкисты, воевавшие и на американских М-60, получили приказ вступать в открытый бой с ними только при численном превосходстве не менее 5:1. Не случайно еще до заключения мира с Багдадом иранское правительство постаралось получить лицензию на производство танков типа Т-72 и позже закупило довольно большую партию этих машин. 

В замечательных ТТХ "семидесятидвойках" я убедился и в Ливане, где эти, уже сирийские, танки успешно уничтожали израильские "Меркавы" и все те же американские М-60. Не зря после этого тогдашний президент Сирии Х. Асад заявил на ХХ съезде профсоюзов страны: "Советский танк Т-72 – лучший в мире!" 

"Вавилон" по-израильски 
К сентябрю 1980 г., к началу ирано-иракской войны, в Багдаде при техническом содействии французских специалистов (до 20 чел.) был построен пятисотмегаваттный ядерный реактор. Он был установлен рядом с уже действовавшим, но менее мощным двухваттным исследовательским советским реактором, в заново отстроенном подземном ядерном центре имени Июльской революции ("Сабааташр таммуз"). Фактически каждый из реакторов обладал почти абсолютной степенью автономности, защиты и безопасности, поскольку их разделяла массивная железобетонная перегородка. Первоначально запуск нового реактора, именовавшегося "Озирак", планировался на июль 1981 года. По оценкам отечественных и западных спецслужб, французский реактор позволил бы Ираку производить до 10 кг оружейного плутония в год и к 1985 г. создать 5 атомных бомб, что обеспечило бы ему статус второй (после Израиля) ядерной державы на Ближнем Востоке. Данное обстоятельство серьезно обеспокоило Тель-Авив - "давнего и заклятого врага" Багдада. 

В.Я.: – Поскольку шла ирано-иракская война, то С. Хусейн, обладая ядерным оружием, мог бы не только диктовать свои условия "сионистскому образованию" в лице Израиля, но и защищать "восточные границы арабской родины" от агрессии Хомейни, навязывать соседнему Ирану свою позицию по спорным территориям. Это также отчетливо осознавали и в Тегеране. Вот почему в течение первых 8 месяцев войны иранцы предприняли 10 попыток разбомбить "Озирак". Но лишь однажды их "Фантомы" частично повредили внешнюю систему его охлаждения, в остальных случаях истребители-бомбардировщики уничтожались плотным зенитно-ракетным огнем иракской ПВО. 

На середину 1981 г. в Ираке имелось 14 бригад ПВО, 1 зенитная ракетная группа и 2 отдельных зенитных ракетных дивизиона. На их вооружении находились 20 ЗРК С-75М, 37 – С-125, 35 "Квадратов" и 4 "Осы". Авиация в своем распоряжении имела более 100 самолетов-перехватчиков в основном советского производства. 

Тем не менее время пробило для "Озирака" 7 июня 1981 года. В тот злопамятный день я находился в одном из дивизионов "Квадрат" в каких-то 300 м от ядерного центра. Нашу группу советских военных специалистов по ЗРК из Ленинградского военного округа в количестве 10 человек перебросили по тревоге в Багдад еще в апреле с ирако-иранской границы (г. Ханакин). Нам была поставлена задача прикрыть "объект" – ядерный центр или, как его еще называли, "бункер в пустыне Тхувайтха" от воздушных налетов противника на малых и средних высотах. Основное внимание при этом уделялось прикрытию восточного, иранского направления. 

Через 10 дней в Москву за оружием прилетел Таха Ясин Рамадан, правая рука Саддама Хусейна. Переговоры вели председатель Совета Министров СССР Николай Тихонов, министр обороны Дмитрий Устинов и начальник Генштаба Николай Огарков. После долгих дискуссий Политбюро одобрило снятие эмбарго на поставку в Ирак советского вооружения и военной техники и завизировало соглашение на экспорт ВВТ на сумму в 350 млн. рублей, включая танки и бронемашины, истребители МиГ-23, МиГ-25, ЗРК Р-300 "Скад-Б" и т.д. 

В Ирак выехала новая многочисленная группа советских военных специалистов. 

"Танкерная война" 
Рассказывает капитан 1 ранга Михаил Слинкин: 

- В сентябре - декабре 1985 г. корабли и катера иранских ВМС начали проведение досмотров и задержание судов, следовавших в страны Персидского залива с грузом для Ирака. 

В это время Советский Союз выступил с предложением возложить задачу обеспечения безопасности морских коммуникаций на военно-морские силы ООН. В начале 1987 г. примерно с аналогичным обращением к генсеку ООН выступила и Международная палата судоходства. Но противостояние двух систем и военных блоков не позволило воплотить в жизнь данные предложения. 

И с весны 1987 г., после того как иранцами был обстрелян сухогруз "Иван Коротеев", а затем обстрелян и задержан теплоход "Петр Емцов", подорвался на мине танкер "Маршал Чуйков" (всего в ходе войны на минах подорвалось около 20 кораблей и судов различных стран, в том числе из состава ВМС США. - Авт.), СССР начал осуществлять проводку своих судов кораблями ВМФ в Персидском заливе. Корабли 8-й оперативной эскадры ВМФ СССР начали сопровождение и трех зафрахтованных Кувейтом советских танкеров - "Махачкала", "Победа" и "Генерал Тюленев". Для решения этой задачи был сформирован отряд боевых кораблей, который включал, как правило, 4 корабля (по состоянию на январь 1988 г., эм "Стойкий", бпк "Адмирал Трибуц", мпк "Комсомолец Грузии" и тщ "Турбинист"). Советские корабли не имели баз в заливе и не использовали порты прибрежных стран для пополнения запасов и отдыха личного состава. Тыловое обеспечение кораблей осуществлялось в море от вспомогательных судов ВМФ - танкеров и рефрижераторов. В зоне Персидского залива выполняли задачи экипажи кораблей севастопольских бригад тральщиков и ОВРа, в том числе тщ "Курский комсомолец", "Снайпер", "Вице-адмирал Жуков", "Зенитчик", "Сигнальщик", "Харьковский комсомолец", "Рулевой", скр "Ладный" и др. 

Находясь в зоне активных боевых действий в течение полугода и проводя за тралами советские суда, экипажи черноморских кораблей с поставленными задачами справились. Особенно отличился экипаж тщ "Курский комсомолец" (командир капитан 3 ранга А. Голодов, зам. командира по политчасти капитан-лейтенант С. Горбачев). Этот тральщик провел через миноопасные районы 16 конвоев. В 1988 г. этот корабль с командиром старшим лейтенантом С. Антошиным во второй раз выполнял задачи в Персидском заливе, проведя за тралами 32 танкера и транспорта. 14 членов экипажа этого тральщика были награждены боевыми орденами и медалями. 

Всего с 1987 по 1990 гг. корабли 8-й опэск в Персидском и Оманском заливах, не вступая в боевое столкновение с иранскими силами, в 178 конвоях без потерь и повреждений провели 374 торговых судна, в том числе эм "Стойкий" - 86 судов в 44 конвоях, скр "Порывистый" - 67 судов в 30 конвоях, эм "Боевой" - 50 судов в 29 конвоях. 

Примерно в этот же период произошло и очередное, после 1983 г., когда было создано объединенное центральное командование вооруженных сил США с зоной ответственности, распространявшейся на прибрежные государства Персидского залива, наращивание группировки американских ВМС. Позже под давлением янки с лета-осени 1987 г. США поддержали и их европейские союзники по НАТО, направив в залив 4 английских, 3 французских, 3 итальянских, 2 голландских и 2 бельгийских тральщика, а также многочисленные эскортные силы (всего около 80 кораблей). 

Что касается обмена ударами между Ираком и Ираном, то в 1986-1987 гг. подверглись нападениям с обеих сторон и были повреждены 294 судна. Общие же потери ВМС двух воевавших между собой государств составили: 82 корабля и боевых катера - у Ирана и 17 - у Ирака. Основные потери ВМС Ирана понесли от иракской авиации и огня береговой артиллерии. Так, для налетов на морские иранские объекты иракские ВВС использовали советские бомбардировщики Ту-16, истребители МиГ-21, МиГ-23, МиГ-25, штурмовики Су-22 советского производства с бомбами и ракетами класса "воздух - поверхность", а также французские истребители "Мираж" Ф-1, истребители-бомбардировщики "Супер Этандар" и вертолеты "Супер Фрелон" с противокорабельными ракетами "Экзосет". Любопытно, что, не имея самолетов-заправщиков, иракцы переоборудовали для дозаправки в воздухе "Миражей" советские транспортные самолеты Ан-12. Иранцы же использовали для заправки своих истребителей переоборудованные пассажирские лайнеры "Боинг-707" и "Боинг-747". 

В ходе войны Иран построил за границей 3 ракетных катера (Франция), 9 танкодесантных кораблей (Англия, Дания, КНДР и Пакистан), универсальный транспорт снабжения (Англия) и около 50 катеров малого водоизмещения типа "Богаммер" (Швеция). Из Китая и Северной Кореи были поставлены береговые ПКРК "Силкуорм". Кроме того, Иран получил через Ливию, Сирию и Югославию несколько типов советских морских мин (по западной терминологии - "Краб", АМА-1, М-70 и др.). 

В свою очередь Ирак закупил в Югославии 9 больших патрульных катеров (типа "РВ 90"), в Англии - 6 катеров на воздушной подушке (типа "Винчестер" SR. N 6) и 3 танкодесантных корабля. 

В числе противокорабельного ракетного оружия стороны успешно использовали ПКР "Гарпун", "Си Киллер", "Мейервик", а также советские П-15. 

* * * 

В конце лета 1988 г. генеральный секретарь ООН Перес де Куэльяр объявил 20 августа "Днем Д", то есть днем полного прекращения огня на ирано-иракской границе. Война между двумя соседними странами продолжалась 2.885 дней и ночей, или 7 лет и 11 месяцев. Она стала самой продолжительной в ХХ веке.

Общие потери сторон составили около 1,5 млн. человек. Иран, по подсчетам военного историка Сергея Якушева, потерял убитыми 300 тыс. человек и ранеными до 700 тыс. человек, в том числе погибли не менее 10 тыс. мирных жителей. В плену к моменту окончания военных действий находились около 40 тыс. иранцев. В их вооруженных силах было выведено из строя (в том числе разукомплектовано на запчасти) более 1.500 танков, 1.500 БТР и БМП, 2.000 орудий и минометов, свыше 350 ед. противотанковых средств, более 200 орудий и установок зенитной артиллерии, 250 боевых самолетов и вертолетов. Материальный ущерб государства оценивался в 216 млрд. долларов. 

Потери Ирака были скромнее: 120 тыс. убитыми и 300 тыс. ранеными.Материальный ущерб составил 193 млрд. долларов.

 



Ссылка на оригинальную статью Ирано-иракская война

create by Maple4 Site Creator 11/2018

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru