Интересное 
Политика 
Сборник гитариста 



Что-то интересное

Как сразу сочинять песни на гитаре. Гармония за один урок

Великая Отечественная - аналитический обзор

Служебные животные

"Хочу домой" с Ямайки - Кингстон, Тренчтаун

Об истории создания АК-47

Все интересное


Что-то политическое

Годами в СИЗО - истории "неугодных" для Порошенко

Борислав Береза, вы знали об этом?

Порочный круг министра Омеляна мешает правосудию?

Одинокая церковь Порошенко

Как Янукович стал сдавать позиции

Все о политике


Maple4 Site Creator\Статьи\


1. Неолитическая революция. 2. Неолитические мегадеревни - Баджа, Чатал-Гуюк и др. 3. Гёбекли-Тепе - древнейший храм мира. 4. Торговые пути неолитической Европы. 5. Мумия "ледяного человека" Эци. 6. Загадки Стоунхенджа.

 

Неолит — эпоха, охватывающая в областях динамического развития древних культур примерно три тысячелетия (VII–V тыс. лет до н. э.) и знаменующая начало принципиально нового этапа эволюции человеческой культуры. Изменения, произошедшие в эту эпоху в материальной культуре, хозяйстве, быту, этносоциальной и демографической сферах, были столь значительны, что получили в науке название «неолитическая революция». В это время уже окончательно утверждается оседлость. Происходят решающие перемены во всей стратегии жизнеобеспечения, связанные с переходом от простого присвоения природных пищевых ресурсов к их активному «искусственному» воспроизводству.

[[!$OneTileRight? &idstatia=`1548`]]Возникшая производящая экономика положила начало культурно-хозяйственной дивергенции земледельческого скотоводческого направлений развития. Новые возможности стабильного самообеспечения, основывавшиеся на земледелии и скотоводстве, вызывали ускорение темпов роста народонаселения. Производящая экономика и связанная с нею оседлость и хозяйственная дивергенция приводили к формированию этнокультурных общностей, имеющих значительно большую пространственную стабильность, чем в предшествующие эпохи. На характер этой стабильности стал оказывать влияние не только природный, как прежде, но и демографический фактор, значение которого с наступлением неолита неизмеримо возросло. Коренные изменения в хозяйственной деятельности стали во многом определять социальные отношения во всех основных сферах жизни общин — в системе брака и семьи, в родственных, экономических и общественных регламентациях. Утвердившийся в неолите хозяйственный механизм, по существу, уже предопределял возникновение частной собственности, имущественного расслоения, разрушение социального эгалитаризма и появление государства. Таковы наиболее показательные характеристики неолита, если рассматривать эту эпоху максимально обобщенно — как этап в усредненной схеме эволюции человеческой культуры. Конкретные проявления эпохи, разумеется, многообразны и порой даже трудно сопоставимы при рассмотрении различных территорий. 

 Орудия и утварь эпохи неолита: 1 — каменный топор в деревянной муфте (стоянка Воймежное, Русская равнина); 2 — зернотерка (Телль Гихейю, Южная Аравия); 3 — каменные сосуды и песты (Телль Гихейю, Южная Аравия); 4 — расписные сосуды (поселение Хаджилар, Юго-Западная Анатолия).

Приведенные выше общесоциологические признаки базируются на конкретном археологическом и палеоэкономическом содержании неолита. С собственно археологической точки зрения, эта эпоха характеризуется появлением новых технологий: регулируемого обжига глины, шлифовки каменных орудий, ткачества. Принципиально важным является первое из этих достижений. Благодаря ему в быт широко внедрилась керамическая посуда — кухонная, столовая, тарная. Использование шлифовки было вызвано необходимостью изготовления крупных утилитарных каменных орудий (топоры, тесла, навершия булав и др.) и престижных изделий (жезлы и т. п.), потребность в которых именно в это время возрастает. Указанные предметы не могли быть изготовлены в требуемом совершенстве при использовании только существовавших прежде способов и приемов обработки камня. Некоторые из этих орудий требовались для разнообразных работ по дереву (строительные работы, изготовление деревянной утвари, саней-волокуш, лыж и т. д.). Общий набор орудий в рассматриваемое время дополнился прежде всего еще довольно простым земледельческим инструментарием (специализированные мотыги, серпы).

В неолите получили дальнейшее развитие и бытовавшие ранее технологии. Археологически неолит остается все-таки эпохой камня. Обработка камня традиционными способами достигает в нем полного расцвета, а состав сложных и комбинированных орудий становится максимально разнообразным. Наконечники стрел, копий и дротиков настолько совершенны, что в последующем эти же изделия из металла только повторяли форму и размеры существовавших ранее каменных. В неолитическую эпоху подверглись одомашниванию животные и окультурации растения.

Выдающийся вклад в решение проблемы происхождения культурных растений был сделан академиком Н.И. Вавиловым после более сотни экспедиций, охвативших десятки стран мира и практически все регионы СССР. Первый вариант схемы центров культивирования растений был опубликован Н.И. Вавиловым в 1926 г. Наибольшую стройность эта схема получила в последней работе ученого в 1940 г. В этом, четвертом, варианте она содержит семь основных географических центров происхождения культурных растений. Наиболее значительным среди них является юго-западноазиатский центр, включающий Анатолию, Кавказ, Иран, Афганистан, Среднюю Азию и Северо-Западную Индию. В пределах этого центра выделены три очага, имеющие самостоятельное значение: кавказский, переднеазиатский (с территориями внутренней Сирии, Анатолии, Палестины, Иордании, Ирана, Северного Афганистана и Средней Азии) и северо-западноиндийский (охватывает Пенджаб, Северную Индию, Белуджистан, Южный Афганистан и Кашмир).

Работы Н.И. Вавилова, основывавшиеся на сформулированном им «дифференциальном ботанико-географическом» методе, во многом гениально предвосхитили последующие открытия археологов. В частности, именно в пределах юго-западноазиатского центра были открыты памятники, содержащие наиболее ранние находки культурных злаков (пшеница, ячмень, просо). Подтвердились и предположения о самостоятельности в рамках этого центра кавказского и других очагов. Н.И. Вавилов, по существу, положил основу для нового — палеоэтно-ботанического подхода к изучению древности. В частности, он писал по этому поводу: «Невольно исследователь растительных культур подходит вплотную к проблеме автономии и взаимоотношения человеческих культур. Мы не сомневаемся в том, что, детально изучив очаги формообразования важнейших культурных растений, ботаник в состоянии внести существенные поправки в представления историков и археологов. Автономные очаги генов культурных растений являются и вероятными автономными очагами человеческой культуры» (Избр. труды. М., 1965. Т. 5. С. 119).

Раннеземледельческое неолитическое население вело, как правило, комплексное хозяйство. Первые следы доместикации животных (овцы, козы) отмечаются в материалах переднеазиатских памятников, относимых к VIII тысячелетию до н. э. Этот процесс зависел от биологических ресурсов конкретных территорий, этологии животных и прежде всего их способности поддаваться одомашниванию, а также от уровня культуры, исторического и социального опыта человеческих коллективов. Так, овцы и козы были одомашнены в Передней Азии и на Кавказе, так как именно там располагался естественный ареал того единственного вида дикого барана (переднеазиатский муфлон), который оказался оптимальным для этих целей. Значительно позже подошло к доместикации животных население пустынных районов Юго-Западной Азии (например, Аравийского полуострова). Здесь, по всей видимости, был одомашнен верблюд, но уже много тысячелетий спустя после овец, коз и начала разведения коров на территории соседнего Восточного Средиземноморья. Еще более масштабны различия механизмов этого процесса, если сопоставлять его проявления на различных континентах. Однако при всех различиях того, какие виды животных приручались и когда это происходило, последствия перехода к скотоводству, так же как и к земледелию, везде были однонаправленными.

Масштабы последствий при переходе к производящему хозяйству на различных территориях оказывались различными. В плодородных долинах крупных рек этот процесс потенциально приводил к созданию раннегородских цивилизаций, развившихся уже в посленеолитическое время. А в районах с экстремальными природными условиями он не получал своего полного завершения. Но и здесь последствия перехода к производящему хозяйству имели принципиальное значение для будущей социальной эволюции тех или иных обществ. Наиболее существенным здесь явилось то, что новая форма хозяйства позволяла получать избыточный продукт.

Труд при оседлом земледельческом хозяйстве индивидуализировался в несравненно большей степени, чем прежде. Соответственно персонифицировались и результаты труда. Иным становилось отношение к экономической территории, эксплуатируемой общинами. Подготовка разрозненных участков земли к посеву, долгий уход за ними, включавший иногда и искусственное орошение, неизбежно приводили к закреплению конкретных участков земли за минимальными социальными ячейками — семьями. Земли, не требовавшие приложения дополнительных усилий по их использованию, оставались одинаково доступными для всех членов коллектива, но и они находились во владении определенной общины или рода. Таким образом, прежняя достаточно аморфная система племенных территориальных приоритетов в неолитическое время постепенно конкретизировалась в понятиях дифференцированной собственности племени, общины, рода и семьи.

В областях своего интенсивного развития земледелие приводило к разрушению племенной структуры и замене ее на относительно небольшие союзы общин, объединенных экономическими интересами и не предполагающих жестких регламентаций. Экономический фактор приобретал все большее значение и во внутриобщинной жизни. При этом родовые связи не утрачивали своей роли. Трудовая кооперация, различные виды взаимопомощи, семейно-брачные отношения — все это находило свое выражение, прежде всего в сфере родовых структур. Однако по мере утверждения отношений собственности и появления новых ценностей социального престижа и тут происходили определенные трансформации. Они особенно проявлялись в сегментации родов и сосредоточении норм родовых отношений в большей мере на круге лиц, объединенных относительно узким родством (большая семья, братская семья, патронимия и т. п.).

В ходе указанных перемен укреплялась социальная и экономическая роль семьи. Появление избыточного продукта и возможность его наследования привносили в семейно-брачные отношения фактор прямой экономической зависимости членов семьи друг от друга, главным образом, жены от мужа и детей от отца. Усложнились брачные обряды и церемонии. Они стали сопровождаться различными формами выкупа в виде дарений родителям невесты. Дарение стало практиковаться и в других сферах внутриобщинной и межобщинной жизни. Смысл его состоял в утверждении отдельными членами общины своего социального статуса и налаживании дружеских отношений между соседними общинами.

Появление элементов частной собственности и разрушение эгалитарного общества не могло не сказаться на формах общественной регламентации и организации власти. Регламентации расширялись за счет экономической сферы, особенно в отношениях землепользования и взаимных экономических обязательств как между членами общины, так и между общинами в целом. Решения по важным вопросам жизни, вероятно, принимались по-прежнему еще собранием всех взрослых членов. Однако вес голосов участников собраний не был одинаковым. Традиционно признавалось первенство мнений авторитетных представителей родов, знахарей и колдунов. С появлением имущественных различий этот круг пополнялся лицами, владевшими относительно большой собственностью, которая использовалась хозяином частично на нужды рода и общины. Потомки таких лиц имели больше возможностей играть впоследствии важную роль в жизни общины, так как вместе с имуществом отца они наследовали и атрибуты социального престижа.

Наследственной власти в эпоху позднеродовой общины еще не существовало. Но уже появились элементы представительской власти, которые передавали право решения межобщинного или племенного уровня конкретным лицам, представляющим отдельные общины и роды.

Происшедшие в неолитическую эпоху изменения в хозяйстве и образе жизни людей привели к значительным переменам в мировоззрении, религиозных представлениях, культах и обрядах. Более эффективным стало накопление позитивных знаний, прежде всего в областях, имеющих практическое значение — в селекции животных и растений, в агро- и зоотехнике. Более детализованным стал счет времени. С утверждением земледельческих производственных циклов вырабатывался земледельческий календарь, с которым увязывались новые общинные праздники и обряды. Видоизменилась иерархия культов. Появилась тенденция к персонификации природных явлений и зародились умилостивительные обряды. Отражением наметившихся перемен в социальной сфере жизни явилось усиление культа предков, служившего, в частности, освящению общинных и родовых норм обычного права. Изменились характер и акценты религиозного отношения к животным. Объектом почитания наряду с дикими становятся и домашние животные, и их место в верованиях определяется реальным местом, занимаемым ими в хозяйственной жизни людей. Одной из основных мировоззренческих идей становится идея единства всех природных стихий, цикличности происходящих в мире перемен, круговорота жизни и смерти в виде умирания и воскрешения.

* * *

Как уже отмечалось выше, развитие неолитических производств имело окончательным результатом возникновение городской цивилизации и становление государств. Это произошло, например, в долинах крупных рек — Нила, Тигра, Евфрата. Сложившееся поливное земледелие, водообеспеченность и наличие пригодных для возделывания земельных ресурсов делали возможным здесь непрерывный и поступательный характер исторического процесса.

Иначе обстояло дело на обширных пространствах степей и гор Евразии, в пустынных областях Африки и Азии. В середине IV тысячелетия до н. э. в этих регионах происходят грандиозные по масштабам культурные катаклизмы. Начавшееся в это время резкое изменение климата в сторону иссушения привело к подвижкам целых культурных массивов, их перемещениям и внутренним трансформациям на огромной территории от окраин Центральной Азии до Карпат и Балкан.

Цветущие оседло-земледельческие культуры Средней Азии и Ирана, Кавказа, Причерноморья и Балкано-Карпатского региона прекращают свое существование. Дальнейшие судьбы некоторых из них, олицетворявших в свое время высшие достижения тех или иных регионов, зачастую даже не фиксируются археологически.

На историческую арену выходят новые динамичные культуры, приведенные в движение теми же климатическими изменениями, которые захватывают небывало широкие пространства. Так, например, ареал древнеямной культуры охватывает территорию между Волгой и Дунаем, а куро-аракская культура распространяется от Северного Кавказа до Сирии и Палестины. Масштаб миграций и культурных трансформаций этого периода столь велик, что определяет собой перелом эпох. На смену неолиту-энеолиту приходит эра металла.

Указанные перемены не коснулись территорий экстенсивного развития неолит-энеолитических культур. Конечно, климатические изменения IV тысячелетия до н. э. коснулись также пустынных и лесных культур, развивавшихся более или менее изолированно от внешнего мира. Но здесь перемены ограничились сужением их ареалов соответственно изменению границ лесного пояса или скоплением населения в природных убежищах в виде водообеспеченных долин и оазисов Евразии. В этих своеобразных культурных «рефугиумах» развитие культур, как правило, происходило без кардинальных сдвигов или даже перемен.



Ссылка на оригинальную статью Неолит и неолитическая революция

create by Maple4 Site Creator 3/2019

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru