Интересное 
Политика 
Сборник гитариста 



Что-то интересное

"Испанка" и другие главные эпидемии XX века

Насколько ВИРТУАЛЬНА наша Вселенная?

Потрясающая режиссерская работа

Голография

Эта война почти угробила Россию. Из нее сделали сомнительный праздник

Все интересное


Что-то политическое

Как Янукович стал сдавать позиции

Театр одного актера

Девочка,с которой говорили "60 минут"

Оппоблок - за ужесточение санкций

Саакашвили. "Кракен" Зеленского против Порошенко

Все о политике


Maple4 Site Creator\Статьи\


Португалия времён правления Салазара являет собой классический образец европейских авторитарных режимов XX века, где у власти находились и успешно реализовывали свои программы представители фашистских движений.

 

История существования в Португалии подобного режима, режима-долгожителя, представляет собой интерес не только для исследователей, занимающихся изучением истории европейского фашизма. Данный исторический опыт актуален и для современной российской действительности, когда особенно остро встают вопросы о перспективах воссоздания основ гражданского общества и возрождения российской государственности.

САЛАЗАР

Начало XX века ознаменовало собой появление на европейской политической арене того феномена, который в настоящее время принято называть «массовым обществом» или «обществом потребления». Рождение его, явившееся закономерным результатом развития западноевропейской культуры, сопровождалось ломкой традиционной, устоявшейся структуры общества и появлением ряда «либерально-демократических» и тоталитарных «химер». Кровавая вакханалия, в которую ввергался мир вслед за этим, не обошла и Португалию.

[[!$OneTileRight? &idstatia=`1146`]]В 1911 году в Португалии в результате республиканского восстания была свергнута Браганцская королевская династия и провозглашена республика. Вслед за этим на несколько лет страну охватила политическая и социально-экономическая нестабильность, сопровождаемая нескончаемой чередой смены правительств, инфляцией, ростом забастовочного движения и политического экстремизма. За 17 лет от провозглашения республики до прихода к власти Салазара в стране сменилось более 40 правительств, было предпринято несколько попыток государственных переворотов, похищались и были убиты премьер-министр и ряд ведущих политиков Португалии. Участие Португалии с февраля 1916 года в Первой мировой войне на стороне Антанты обострила финансовый кризис в стране.

Парламентская республика, провозглашенная в Португалии в 1911 году, как форма правления показала свою полную несостоятельность и неспособность противодействовать разрушительным и деструктивным процессам, сопровождавшим процесс рождения массового общества.

Эффективное противодействие этим разрушительным процессам, поставившим португальское общество на грань начала гражданской войны, оказали представители португальского фашистского движения во главе с его основателем, самым известным португальским государственным деятелем XX века, профессором Коимбрского университета Антониу ди Оливейра Салазаром.

Антониу ди Оливейра Салазар родился 28 апреля 1889 года в семье трактирщика в селении Вимиейро из местечка Санта-Комба-Дан провинции Бейра-Алта. Там, в сельской глубинке, он и проводит своё детство, будучи пятым ребенком в семье; помимо него у его родителей было четверо дочерей, старших сестёр Салазара. В 1908 году он поступает в иезуитскую школу, где показывает себя чрезвычайно способным и одарённым учеником. После окончания школы, отказавшись от перспективы и возможностей карьеры священника, поступает на юридический факультет Коимбрского университета, старейшего университета Португалии.

В то время характерной чертой и особенностью политической жизни Португалии (в целом очень нетипичной для западноевропейских обществ того времени) являлось то, что университетские кафедры, в отличие от многих других институтов общества, были не только генератором идей, но и своеобразным оплотом португальских традиционалистов — консерваторов. Салазар на протяжении всей своей жизни был глубоко верующим человеком, «добрым католиком», как сказали бы сейчас, а, соответственно, тоже консерватором по своим политическим убеждениям. На университетской кафедре он чувствовал себя как рыба в воде. Те, кто знал его лично, отмечали, что это был пунктуальный, деловой и целеустремлённый человек, ведущий скромный и аскетический образ жизни: пережив в юности неудачную любовь, он так и не нашёл счастья в браке, оставшись на всю жизнь холостым. Свою политическую, а впоследствии и государственную деятельность Салазар воспринимал как свою наипервейшую обязанность, священный долг, состоящий в непрерывном и жертвенном служении отечеству.

Учась на первом курсе университета, он уже тогда зарекомендовал себя одним из самых активных участников созданного студентами-католиками «Академического кружка христианской демократии» (АКХД), блестящим оратором и серьёзным учёным. После окончания университета в 1916 году Салазар становится одним из основателей партии «Католический центр», а вскоре на недолгий срок, за несколько дней перед парламентскими каникулами, после которых парламент был распущен, становится депутатом парламента от этой партии. Параллельно с политической деятельностью Салазар активно занимается и учёной работой: с 1917 по 1928 год он является профессором экономики Коимбрского университета, став одним из ведущих экспертов в финансово-экономической области.

В мае 1926 года в Португалии был осуществлён военный переворот, в результате которого к власти в стране пришли военные во главе с генералом Гомесом де Кошта. Через месяц с небольшим, 9 июля 1926 года власть генерала Гомеса де Кошта была свергнута, а власть захватил генерал Антониу Оскару ди Фрагушу Кармона, объявивший себя президентом Португальской республики. В Португалии установилась военная диктатура.

Салазар, авторитет которого к тому времени уже был достаточно высок, был сразу же назначен на пост министра финансов. Однако уже через три дня после назначения Салазар покидает его, давая понять военным, чтобы они определились, чего они хотят добиться своей политикой.

В феврале 1927 года генерал Кармона подавляет антиправительственное восстание, а вскоре 25 марта 1928 года избирается президентом республики. К этому времени военные показали свою полную неспособность разрешить экономические проблемы, стоявшие перед страной, модернизировать экономику, снизить темп инфляции и преодолеть скудость бюджета. Стабилизации экономики не помог и взятый у Англии заём взамен уступок в колониях: предоставлении привилегий в порту Бейра на Мозамбикском берегу сроком на 90 лет. Совокупность этих обстоятельств вынудила президента Кармона предоставить в 1928 году Салазару пост министра финансов, наделив его практически диктаторскими полномочиями.

Очутившись на посту министра финансов, Салазар в короткие сроки добивается экономической и социально-политической стабилизации внутри португальского общества. Успеху салазаровских реформ не помешал и вскоре разразившийся мировой экономический кризис, с последствиями которого Салазар умело справился.

Салазару впервые в истории Португалии XX века удалось быстро, за счёт строжайшей экономии, ликвидировать бюджетный дефицит, укрепить национальную валюту — эскудо. Активно проводилось финансирование различных социальных (дабы снять социальную напряжённость в обществе) и экономических программ, направленных на модернизацию португальской экономики и росту производительности труда. Была проведена налоговая реформа, ознаменовавшая повышение преимущественно косвенных налогов и обеспечившая увеличение положительного сальдо бюджета.

Салазар, не беря займы у иностранных государств, сумел сократить не только государственные расходы, но и государственный долг страны. В 1929 году около 40% расходной части государственного бюджета составили расходы по выплате долгов Англии — основному кредитору Португалии.

В 1930 году Салазар помимо исполнения им обязанностей министра финансов становится также министром колоний. На этом посту Салазар сумел быстро добиться роста доходов и поступлений в государственную казну от португальских колониальных владений. Взяв под свой контроль губернаторов колоний, он не только решил проблему злоупотребления последними своими полномочиями, но и сохранил колониальную систему для Португалии на несколько десятков лет.

Успешно проведённые реформы и наступившая вслед за ними социально-экономическая стабилизация в стране, подняли авторитет Салазара в Португалии на небывалый уровень. Салазар являлся общепризнанным национальным лидером Португалии.

В 1932 году президент Кармона назначил Салазара премьер-министром, фактически предоставив ему всю полноту власти в государстве. С этого момента, Салазар принялся осуществлять не только экономические, но и социально-политические преобразования.

Основной целью этих преобразований являлось установление в Португалии аппарата личной диктатуры, в которой он видел единственное спасение для португальского общества, верное средство ликвидации угрозы национальной безопасности. Жесткий контроль государства над политической системой общества, умелое использование военной силы и карающей мощи государства — вот единственное, что в тех условиях могло остановить процесс «восстания масс» (рождения массового общества). И Салазару удалось приостановить наступление «масс».

Результатом его социально-экономических и политических преобразований явилось установление в Португалии авторитарного режима, его политического детища, вошедшего в историю под названием «Нового государства».

«НОВОЕ ГОСУДАРСТВО» И КОРПОРАЦИИ

«Новое Государство» («Estado Novo») было создано Салазаром для осуществления тех целей и задач, которые профессор стремился достичь и решить для своей страны. К таковым относились: "...национальное единство; понимание важности семьи как ячейки всего общества, крепкая власть и уверенные в себе лидеры, приоритет духовных ценностей, должное уважение к каждому индивидууму, право на работу для каждого, обязательное стремление к нравственному совершенству, осознание сущности религиозной веры«.(1, стр. 3). «Мы», — говорил Салазар, — «против всех форм интернационализма, коммунизма, социализма, синдикализма и всего того, что может раздробить, ослабить или разбить семью». «Мы... полны решимости создать корпоративное государство... и превыше всего хотим, чтобы наша система управления была национальной, чисто португальской...» (1, стр. 3).

Иными словами, целью политических преобразований Салазара являлось воссоздание традиционных устоев жизнедеятельности португальского общества, «реанимации» традиционной корпоративной системы, проведении социально-экономических реформ, модернизации португальской экономики.

Важным политическим шагом на пути к осуществлению этих целей и установлению в Португалии корпоративной системы явилось создание в 1930 году «всенародного объединения», политической ассоциации, фактической опоры салазаровских реформ — «Национального Союза».

Национальный Союз, по замыслу Салазара, не являлся политической партией. Профессор был противником существования какой-либо партийной системы, поскольку видел её паразитическую суть: любая партия отображает интересы лишь части общества, а гораздо чаще, лишь группы лиц, оказавшихся волей судеб во главе этих партий (партийных олигархов). Поэтому неудивительно, что вскоре (31 июля 1930 года) все они были запрещены, органы печати политических партий — закрыты. Секретариат Компартии был арестован; а лидеры социалистической партии вскоре объявили о самороспуске партии. «Национальный союз» стал единственной легальной политической организацией Португалии.

Впрочем, запрету подлежали не только оппозиционные партии (самые крупные из них — республиканская, социалистическая, коммунистическая и др.), но также ряд союзников Салазара, например «Интегралистская партия», возглавляемая лидером португальских нацистов Рулао Прето. Члены интегралистской партии были вынуждены вступить в Национальный Союз, а вскоре их лидер Рулао Прето был арестован, а затем и эмигрировал из страны. Пример показательный: Салазар, как лидер консервативного крыла португальского фашистского движения, в одинаковой степени негативно относился не только к либеральной демократии и коммунизму, но и к нацизму. (Подробнее о взаимоотношениях между консерваторами и нацистами внутри фашистских движений, а также о существующей путанице и подмене понятий «фашизм» и «нацизм» см. статью Елишева С. О. «Фашизм как явление мировой истории»)).

«Национальный Союз», пожизненным лидером которого был провозглашён Салазар, оказал ему большую помощь в осуществлении выбранного им курса. Союз был полностью подконтролен диктатору: все 9 членов исполнительной комиссии, высшего органа Союза, назначались на должность её председателем — Салазаром; руководители местных ячеек организации также назначались им же.

В 1932 году группой учёных — юристов Коимбрского университета под руководством Салазара создаётся проект конституции «Нового государства». В 1933 года после проведения плебисцита проект конституции был утверждён и 19 марта 1933 года обнародован в качестве основного закона Португалии. Помимо этого был принят целый пакет хартий и законов, дополняющих Конституцию.

Согласно основным положениям Конституции 1933 года Португалия вместе со своими колониальными владениями провозглашалась «унитарной корпоративной республикой», в которой существовал режим национальной демократии, приобретший форму авторитарной диктатуры.

В основе идеологической концепции Салазара находилось понятие «нации». Обретение стабильного мира и достижения согласия внутри португальского общества являлось одной из наипервейших задач «Нового государства». Гармония и обретение равновесия между различными социальными слоями, профессиями, родом занятий, соотношением труда и капитала достигалось за счёт создания в Португалии устойчивой корпоративной системы.

Установление корпоративной системы, как одно из основных программных положений фашистских движений, осуществлялось при активной поддержке государства путём слияния профсоюзов, общественных объединений, а также органов местного самоуправления.

Запретив существование профсоюзов на классовой основе, Салазар стремился снизить социальную напряженность в обществе и антагонизм классов, направляя энергию и силу людей не на разрушение, а на созидание мира и процветания в государстве. Достигалось это за счёт примирения, объединения в рамках корпоративной системы государства как работодателей, так и рабочих.

В каждой отрасли хозяйственной и культурной деятельности общества допускалось и организовывалось одно «профессиональное объединение», низовое звено корпоративной системы. В состав профессиональных объединений входили организованные объединения различных социальных слоёв общества: предпринимателей и коммерсантов, организованных в гильдии; рабочих и служащих, организованных в национальные синдикаты; адвокатов, врачей и инженеров, организованных в ордена; и, наконец, крестьян, организованных в «народные дома». Группа объединений рабочих и работодателей одной и той же отрасли образовывали союзы, вторую ступень корпоративной системы. Союзы в свою очередь образовывали корпорацию — высшую ступень корпоративной системы.

Корпорации находились под полным контролем правительства. Принятая 9 марта 1938 года в дополнение к конституции «Хартия труда» не только декларировала право на труд, ежегодный оплачиваемый отпуск, но и обязывало предприятия и организации в лице работодателей информировать рабочих и служащих о ходе и темпах производства. Порядок оплаты, условия труда, продолжительность рабочего дня, условия социального страхования и обеспечения устанавливались в каждой отрасли хозяйственной и культурной сфер деятельности отдельно, в порядке заключения корпоративными объединениями «коллективных договоров», требующих одобрения правительства и установления государственного контроля за их соблюдением. Все забастовки и локауты были законодательно запрещены.

В рамках создания корпоративной системы активно создавалась и система местного самоуправления. Низовой ступенью системы местного самоуправления являлся церковный приход. Главы семейств, входящих в церковный приход, выбирали членов приходского совета. Члены приходских советов выбирали членов муниципальных палат — второй степени системы местного самоуправления. Члены муниципальных палат выбирали членов окружных представительств — высшей, третьей ступени системы местного самоуправления.

Представители органов местного самоуправления наряду с представителями корпораций принимали активное участие в работе и заседаниях Корпоративной Палаты, одной из двух палат португальского парламента.

Действия правительства в области корпоративных преобразований не только способствовали снятию социальной напряжённости в обществе, но и напрямую, за счет большой концентрации производства и капитала, способствовали модернизации и развитию экономики страны.

ДИКТАТУРА И ОБЩЕСТВО

Идеологическая концепция «Нового государства», как уже было нами выше отмечено, предусматривала установление в Португалии аппарата личной диктатуры Салазара. С точки зрения политической необходимости это была вынужденная мера в целях противодействия установлению в Португалии «массового общества», а также определённый этап на пути к установлению в Португалии режима национальной демократии.

Понимая и осознавая сущность и временность диктаторской власти, Салазар, будучи глубоко нравственным и порядочным человеком, воспринимал себя лишь в качестве временного главы, управляющего Португалией. Он был морально готов, по достижении поставленных перед «Новым государством» целей, покинуть свой пост, возвратиться и целиком сосредоточиться на преподавательской деятельности в родном университете. На протяжении всего периода своего правления он ежегодно писал прошение на имя ректора Коимбрского университета с просьбой о продлении своего академического отпуска ещё на один год, в связи с исполнением им обязанностей министра, а затем и премьер- министра Португалии. Ректор, соответственно, ежегодно удовлетворял его просьбу, сохраняя закреплённую за профессором Салазаром его университетскую квартиру, куда он, впрочем, так уже и не вернулся.

Запретив деятельность оппозиционных партий и профсоюзов, Салазар создаёт «полицию защиты и безопасности государства» (ПИДЕ). ПИДЕ долгое время являлась эффективным орудием и опорой салазаровского режима. Салазар лично осуществлял контроль за её деятельностью и руководителями, стремясь не допустить каких-либо злоупотреблений с её стороны. В салазаровской Португалии была отменена смертная казнь, а полицией не практиковались физические пытки. В ПИДЕ практиковался лишь один, но эффективный способ давления на подследственных: проведение следственных действий и мероприятий было организовано так, что подследственный полностью лишался сна. Подобного обращения выдерживали не все...

Салазар умело и эффективно использовал военную силу и карающую мощь государства для наведения порядка в стране. В 1930—1931 годах были подавлены восстания колониальных войск в Анголе и на острове Мадейра. В 1934 году армия и полиция умело подавили начавшиеся было волнения и выступления среди рабочих. В 1936 году было подавлено восстание частей военно-морского флота на Лиссабонском рейде. В 1936 году Салазар лично возглавил МВД, МО и МИД. Для содержания политических заключённых — противников режима, на острове Таррафал, одном из островов Зелёного мыса был создан концентрационный лагерь, прозванный впоследствии «лагерем смерти».

Все эти меры в условиях непрекращающейся волны насилия и кровавой вакханалии, захлестнувшей Европу и Португалию, носили вынужденный характер. Салазар, отвечая на вопрос журналиста Ферро о жестокостях своего режима при обращении с политическими противниками отметил, что все они «всегда или почти всегда террористы и экстремисты; те, кто делал бомбы, и те, кто прятал оружие» (1, стр. 3). «Неужели, — вопрошал он, — спасение жизни беззащитных людей и маленьких детей не оправдали несколько грубого обращения с дюжиной матёрых преступников?» (1, стр. 3). Тем не менее, несмотря на эти обстоятельства, мифы об исключительных изуверствах и жестокости методов, применяемых салазаристами по отношению к своим противникам, распространены и в наше время.

Для обретения политической стабильности в государстве Салазар законодательно закрепляет в Конституции 1933 года систему цензовых ограничений, как необходимого атрибута возникновения и существования гражданского общества. К системе цензовых ограничений в салазаровской Португалии относились: возрастной ценз, образовательный, имущественный ценз, ценз оседлости и «антибраганцский» ценз.

Пассивным избирательным правом, т. е. правом избирать, пользовались как мужчины, так и женщины. Мужчины: достигшие 21 года, умеющие читать и писать, а из тех, кто не умел читать и писать, лишь те, которые платили прямые налоги. Женщины: достигшие 21 года, но лишь те, кто имел дипломы о наличии у них среднего или высшего образования. Президентом республики мог стать гражданин Португалии, являющийся таковым со дня своего рождения, достигший 35 лет; на пост президента республики не могли быть избраны члены и родственники (до 6-й степени родства) браганцской королевской династии.

Указанные положения Конституции позволяли отсекать от участия в политической жизни страны значительную часть населения: в выборах и плебисцитах, которые проводило салазаровское правительство, участвовало около 10 % населения страны. Однако для существования в Португалии гражданского общества это было как раз необходимое число граждан.

При проведении и осуществлении своего политического курса Салазар тесно и активно сотрудничал с Католической церковью, в лице которой он нашёл верного союзника своим начинаниям. Несмотря на то, что, согласно статье 46 Конституции 1933 года, церковь была отделена от государства, она пользовалась поддержкой государства, оказывая непосредственное влияние на внутреннюю жизнь страны. В свою очередь, духовенство оказывало необходимое воздействие на свою паству, с тем, чтобы обеспечить поддержку проведению салазаровских реформ. 7 мая 1940 года Салазар заключил конкордат с Ватиканом, согласно которому Католическая церковь в лице португальского епископата получила большие привилегии.

ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ

Салазаровские преобразования коснулись и государственного аппарата. Государственный строй салазаровской Португалии, хотя вся полнота власти была в руках Салазара, формально приобрёл форму президентской республики.

Высшим должностным лицом республики, главой государства и её символом, согласно Конституции 1933 года провозглашался президент, избираемый прямым голосованием граждан на семилетний срок. С 1928 года, переизбираясь в 1935, 1942, 1949 годах, вплоть до своей смерти в 1951 году этот пост занимал генерал Кармона. Парламент не мог отстранить президента от власти; президент был ответственен непосредственно только перед народом.

Президент имел право созывать парламент на экстренные сессии, а также обладал правом его роспуска. В компетенцию президента входило право назначить или уволить Председателя Совета министров, а также утверждать, по представлениям премьера, кандидатуры других министров. Члены правительства во главе с премьером были ответственны только перед президентом. Акты президента должны были скрепляться подписью Председателя Совета министров и должного министра. Президент является Председателем Совета Национальной обороны, осуществлявшего общее руководство вооружёнными силами в мирное время; а также Председателем Высшего Совета Национальной обороны, осуществлявшего руководство вооружёнными силами в военное время.

При президенте существовал совещательный орган — Государственный Совет, в который входили: Председатель Совета министров, Председатель Национального Собрания, Председатель Корпоративной Палаты, Председатель Верховного Суда, Генеральный прокурор и 5 членов Совета, назначенных президентом пожизненно.

Законодательную власть в «Новом государстве» представляли и осуществляли Кортесы, состоявшие из 2-х палат: Национального Собрания и Корпоративной Палаты. Корпоративная Палата представляла собой сугубо консультативный и совещательный орган, в компетенцию которого входило обсуждение законопроектов, а также международных договоров и соглашений перед передачей их в Национальное Собрание. Заседания Корпоративной Палаты, в которой заседали 97 человек, проводились непублично, посекционно по ряду направлений: экономическим, социальным, духовным и интеллектуальным вопросам.

В компетенцию Национального Собрания, заседавшего в течении 3-х месяцев в году, входили принятие и разработка законов, ратификация международных договоров, решение вопросов, связанных с установлением государственных границ, объявление или отмена осадного положения в стране. Депутаты Национального Собрания в количестве 90 человек избирались прямым голосованием сроком на 4 года.

Президент республики обладал правом «вето» на неугодный ему законопроект. Не опубликованный в течение 15 дней после его принятия Национальным Собранием законопроект возвращался для доработки в парламент на повторное обсуждение. Преодолеть «вето» президента, обязав его опубликовать закон, можно было лишь в том случае, если возвращенный на новое обсуждение законопроект соберёт 2/3 голосов членов Национального Собрания.

Конституция 1933 года предусматривала и то, что в случае государственной необходимости президент и правительство также обладали правом издать декрет, имеющий силу закона, как в перерывах между сессиями, так и во время сессий парламента. Впоследствии указанный декрет, однако, должен был поступать на утверждение Национальному Собранию.

Особое внимание при проведении государственных преобразований было уделено и колониальному вопросу. Сохранение национальной целостности страны, развитие и процветание её колониальных владений вкупе с приобщением местного населения к благам и культуре португальской цивилизации являлись основными целями колониальной политики Салазара. Основным законодательным актом, регулирующим взаимоотношения между метрополией и колониями в этом вопросе, являлся «Колониальный акт» от 08.07.1930 года.

В соответствии с «Колониальным актом», вопросами, связанными с управлением колониями, заведует Министерство колоний. Министерство колоний утверждает бюджет колонии. Возглавляет колонию генерал-губернатор или губернатор, назначаемый на эту должность министром колоний (в 1930-м году эту должность занял Салазар). Министерство осуществляет жесткий контроль действий губернаторов колоний. Каждые 3 года министерство организует конференцию губернаторов колоний, а раз в 5 лет проводятся конференции по экономическим вопросам, связанным с управлением колониями.

При губернаторе колонии создаются советы, исполняющие чисто совещательные функции, куда входят губернаторы провинций, административные инспектора, лица, назначаемые губернаторами, а также лица, избираемые на эти должности. Помимо губернаторов административный аппарат колоний включает в себя административных инспекторов, окружных интендантов, начальников поста, а также старост из местного населения.

ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА

В области внешней политики Салазар так же, как и во внутренней, держался умеренных консервативных взглядов. Его целью было не только сохранить за Португалией её колониальные владения, но и стремление добиться независимого внешнеполитического курса, поэтапного освобождения своей страны из финансовой кабалы, в которой та пребывала до его прихода к власти. Напомним, иностранный капитал, прежде всего английский, имел сильные позиции в Португальской республике.

Исходя из поставленных перед собой целей, Салазар, самолично с 1936 по 1947 годы возглавивший МИД Португалии, сохраняя теплые и дружеские отношения с Англией, активно сотрудничает с гитлеровской Германией, хотя не питает каких-либо личных симпатий к Гитлеру. Причинами активного сотрудничества Салазара с Гитлером была острая заинтересованность португальской экономики в расширении и установлении устойчивых связей с Германией. Импорт германских товаров в 1938 году составил 16,8% против 12,5% в 1935 году, в то время, как доля участия Англии понизилась с 25,8% в 1935 году до 17% в 1938 году.

В 1936 году, с началом гражданской войны в Испании, Салазар оказывает активную помощь и поддержку генералу Франко, поставляя последнему оружие и добровольцев. По имеющимся данным, на стороне Франко в разное время сражалось до тридцати тысяч португальских добровольцев («вириатов»), что составляло половину численности португальской армии к началу Второй Мировой войны. Между режимами Франко, после его приходом к власти, и Салазаром установились тёплые и дружеские отношения.

С началом Второй Мировой войны Португалия заняла жесткую позицию нейтралитета, о чем было заявлено Салазаром в сентябре 1939 года. Более того, он сумел уговорить Франко отказаться от участия Испании в развязавшейся войне. В то же время Салазар, сохраняя нейтралитет, не забывал о тех выгодах, которые может получить страна, сотрудничая с противоборствующими сторонами. Португалия активно поставляла стратегические материалы и продовольствие воюющим сторонам, накапливая за счёт этого большие валютные резервы.

Правительство Салазара осуществляло активное сотрудничество с правительствами Германии и Италии в области поставки стратегического сырья, прежде всего, вольфрама. В 1942 году экспорт в Германию вырос в 8,5 раз по сравнению с 1935 годом, в 1943 году в 6,9 раз. До начала Второй Мировой войны, Португалия, на протяжении многих десятков лет бывшая постоянным должником Англии, в 1940 году становится её кредитором. За четыре года войны Англия задолжала Португалии около 18 млн. фунтов стерлингов, фактически общую сумму инвестиций Англии в экономику Португалии. В 1944 году Салазар возобновил соглашение с Южно-Африканским Союзом о поставке туда негритянских рабочих из Мозамбика.

За время войны Португалия, согласно официальным данным, заработала на внешней торговле около 17 млн. фунтов стерлингов, сделав активным свой торговый баланс. Внутри страны активно модернизировались средства сообщения, расширялся торговый флот, развивалось орошаемое земледелие, гидроэнергетика и промышленность.

Осознав неизбежность поражения гитлеровской Германии, Салазар в октябре 1943 года предоставляет англичанам и американцам право использовать в качестве военной базы Азорские острова. В июне 1944 года под давлением союзных держав Салазар вынужден издать распоряжение о прекращении экспорта вольфрама в Германию, хотя экспорт не прекращался вплоть до окончания войны. Во время войны десятки, сотни тысяч евреев из различных европейских стран смогли спастись от гитлеровского геноцида, воспользовавшись португальскими визами, эмигрируя из охваченной войной Европы.

Поддержанию и нормализации отношений со странами победившей коалиции весьма способствовал тот факт, что ещё в самом начале войны Япония оккупировала португальскую колонию — Аомынь (Макао) в Китае, поставив Португалию в ряд стран — жертв агрессии стран «оси». К тому же, Салазар мудро запретил проведение в стране какой-либо антисоветской пропаганды, высоко отзываясь о мужестве и стойкости русского народа во Второй Мировой войне. В то же время Салазар сохранял последовательность и независимость своего внешнеполитического курса, объявив в мае 1945 года траур в связи с кончиной Гитлера.

После окончания Второй Мировой войны Португалия подверглась настойчивому давлению со стороны держав-победителей. В 1946 году Совет безопасности ООН отклоняет просьбу правительства Салазара о принятии Португалии в Организацию Объединенных Наций. Португалия стала членом ООН лишь в 1955 году. Салазар проводит твёрдый внешнеполитический курс на сближение с Англией, сумевшей сохранить свои позиции в экономике Португалии, и США. Играя на противоречиях между этими странами и делая ставку на активное политическое партнёрство с США, Салазар 2 февраля 1948 года предоставляет правительству США авиабазу на Азорских островах, откуда последние вытесняют англичан. В сентябре 1948 года Португалия присоединяется к плану Маршалла, а в 1949 году становится членом НАТО.

«ЛИБЕРАЛИЗАЦИЯ»

Поражение во Второй Мировой войне блока стран «оси» в значительной степени способствовало обострению социальной напряжённости и установлению нестабильной обстановки в португальском обществе. С окончанием войны ухудшилось экономическое положение Португалии, что напрямую было связано с уменьшением спроса на поставки из Португалии минерального сырья. Было закрыто значительное количество шахт и рудников; снижался и падал курс национальной валюты.

Под давлением союзных держав португальское правительство в сентябре 1945 года вынуждено было пойти на определённое смягчение, «либерализацию» режима. Были организованы и проведены парламентские выборы, в которых впервые за годы диктатуры приняли участие оппозиционные кандидаты; объявлена амнистия; на период выборов в парламент ослаблена цензура; произведена реформа политической полиции. В сентябре 1945 года создаётся первый предвыборный оппозиционный блок — «Движение демократического единства», в который вошли представители различных сил: коммунисты, социалисты, республиканцы, масоны и многие другие.

Наметившийся в области внутренней политики курс «либерализации» приводит к значительному росту профсоюзного и «демократического» движения, усилению влияния оппозиции. По стране прокатывается волна забастовок и многотысячных демонстраций. Массы снова начинают выдвигаться на политическую авансцену.

В феврале 1949 года на очередных президентских выборах оппозиция получает возможность выдвинуть своего кандидата на этот пост; им становится генерал Нортон ди Матуш. Однако за несколько дней до выборов он снимает свою кандидатуру, осознав реальность и серьёзность намерений Салазара ни в коем случае не допустить прихода оппозиции к власти, пусть даже путём применения военной силы. Президентом страны на очередной срок становится маршал Кармона.

Умело играя на противоречиях внутри оппозиционного блока, Салазар сумел добиться его раскола — в 1951 году «Движение демократического единства» прекращает своё существование. В этом же году Салазар сумел ограничить участие оппозиции на внеочередных выборах президента республики, после смерти президента Кармоны. Новым президентом был избран правительственный кандидат — генерал Кравейро Лопес. В то же время почти одновременно с этими событиями внутри самого Национального Союза возникают серьёзные трения и разногласия между различными группировками, его составляющими.

В экономической области в 50-х годах отмечен процесс усиления темпов индустриализации Португалии. В 1952 году правительство принимает первый шестилетний план экономического развития Португалии на 1953—58 годы. За счёт строжайшей экономии, основанной на принципах бюджетного равновесия, опираясь по мере сил на свои собственные ресурсы, Салазар добивается крупных экономических успехов, тесня позиции иностранного капитала в экономике Португалии. Повышается процент экспорта, рынок сбыта экспортируемых товаров, в стране появляются большие валютные резервы. При активной государственной поддержке происходит концентрация и централизация производства, возрастают капиталовложения в ключевые отрасли промышленности. Рост валового национального продукта приближается к 41%.

Возрастают масштабы эксплуатации колоний (с 1951 года переименованных в провинции). В Анголе открыты и начинают разрабатываться месторождения нефти и железной руды. В это время темпы промышленного развития настолько опередили самые смелые прогнозы и ожидания Салазара, что тот, узнав об открытии в Анголе нефтяных месторождений, в сердцах воскликнул: «Этого нам ещё не хватало!».

Социальные последствия быстрого темпа промышленного развития имели, однако, неблагоприятные последствия для правительства. Жизненный уровень значительной части населения страны оставался низким. Рост заработной платы не покрывал увеличения стоимости жизни, хотя в 1956 году заработная плата была повышена от 10 до 30 процентов. Политика государственного сдерживания роста цен на продовольственные товары, в свою очередь, осложнила положение крестьян. По стране прокатилась волна антиправительственных выступлений и забастовок. В 1957 году на выборах в парламент республики, оппозиционные кандидаты добиваются значительных успехов, в то время, как Национальный Союз оказывается на грани раскола.

В 1958 году на выборах президента республики наблюдался пик противостояния правительства и оппозиции. Оппозиция выставила двух кандидатов на президентский пост: от левых кандидатуру адвоката Арлинду Висенти; от правых республиканцев, социалистов и монархистов кандидатуру генерала Умберту Делгаду. Вскоре Висенти снял свою кандидатуру в пользу харизматичного генерала Делгаду, в прошлом сторонника Салазара.

Президентом республики на выборах в июле 1958 года был избран адмирал Америко Томаш, правительственный кандидат, выдвинутый и поддержанный Национальным Союзом. За генерала Делгаду, по официальным данным проголосовало около 23,5%, что свидетельствовало о росте оппозиционных настроений в португальском обществе и о, всё более обозначающемся кризисе салазаровского режима.

Салазар, опасаясь успеха оппозиции на следующих выборах принимает ряд мер, направленных на пресечение взрывоопасной обстановки в стране и ограничению влияния оппозиции. В Конституцию «Нового государства» вносятся поправки, согласно которым избирать президента республики впредь будут не общим прямым голосованием, а коллегией выборщиков. В стране была ужесточена цензура и проведён ряд репрессивных мер. Генерал Делгаду был вынужден покинуть Португалию, эмигрировав в Бразилию.

В вопросах, связанных с управлениями колониями, Салазар в 50-е годы придерживался жестких установок, направленных на сохранение заморских провинций в составе Португалии. В 1950 году им было отвергнуто предложение Неру о мирном решении вопроса по присоединению к Индии находящихся на её территории португальских провинций Гоа, Дамана и Диу. Местное население подверглось ряду репрессивных мер со стороны армии и полиции. 15 августа 1955 года полиция расстреляла мирную демонстрацию в Гоа. Однако конец колониальной системы был уже не за горами.

КРИЗИС РЕЖИМА

60-е годы ознаменовали собой начало полномасштабного кризиса салазаровского режима. В стране расширились масштабы забастовочного движения и антиправительственных выступлений. В армии, в среде офицерского корпуса, где традиционно для Португалии XX века были сильны позиции левых партий, было раскрыто несколько заговоров.

По стране прокатилась волна террористических актов. В январе 1961 года группа террористов оппозиционеров, в количестве нескольких десятков человек, вооруженных автоматами и пулемётами, во главе с бывшим депутатом парламента Энрике Галвао, ранее осуждённым за попытку организации государственного переворота, захватила в Карибском море пассажирский лайнер «Санта Мария».

В апреле 1961 года едва не удалась попытка государственного переворота. Во главе заговора стояли бывший президент страны Крайверо Лопес и Министр обороны — генерал Бателью Мониш. Ограничение устремлений военной верхушки, стремящейся к захвату власти в стране, было постоянной головной болью Салазара с момента его прихода к власти. С 1936 по 1944 год Салазар лично возглавлял министерство обороны, пытаясь взять военную верхушку под свой контроль. Однако, по мере старения диктатора и всё более обозначавшегося кризиса режима сделать это становилось всё сложнее и сложнее.

В январе 1962 года войсками была пресечена попытка захвата казарм в городе Бежа. В марте 1962 года в стране прошли массовые студенческие волнения.

В 1961 году начинается распад колониальной системы Португалии. В декабре 1961 года, не придя к мирному решению территориального вопроса, индийское правительство оккупирует португальские провинции Гоа, Диу и Даман в Индостане. В португальских колониях в Африке возникает ряд национально-освободительных движений. Пытаясь противостоять угрозе распада колониальной системы, национальной гордости португальцев, Салазар расширяет права законодательных ассамблей провинций, предоставляя местному населению португальское гражданство. Эти меры, однако, не решают проблемы: процесс «деколонизации» приобретает глобальный, неотвратимый характер.

В феврале 1961 года начинается национально-освободительная война в Анголе; в 1963 году — в Португальской Гвинее; в 1964 году — в Мозамбике. Все эти войны, приобретшие затяжной характер, требовали значительных средств и сил, подрывали социальную стабильность в стране. Численность португальских войск в африканских провинциях превысила 100 000 человек. По ходу войн наблюдался устойчивый рост пацифистских настроений как в армии, так и среди гражданского населения.

Салазар для наведения порядка в стране был вынужден пойти на ряд репрессивных мер. В стране была запрещена деятельность ряда оппозиционных организаций, закрыты органы их печати. В 1963 году был заново открыт «лагерь смерти» Таррафал, закрытый в 50-х годах на волне «либерализации» режима. В 1965 году Салазар санкционирует физическое устранение агентами ПИДЕ в Испании своего политического противника — генерала Делгаду.

Стабилизации обстановки в стране не способствовал и высокий темп развития экономики Португалии. Неуклонно, в среднем на 7,2% в год повышалась производительность труда, и на 6,2% ежегодно увеличивался валовый национальный продукт. В страну активно поступают иностранные инвестиции, идёт проникновение иностранного капитала, прежде всего американского и западногерманского. В 1960 году Португалия присоединилась к экономическому объединению европейских стран — ЕАСТ.

В соответствии с законом 1965 года иностранным капиталам в экономике Португалии представлялись большие льготы. За счёт привлечения иностранных инвестиций происходила активная модернизация португальской промышленности, развивались нефтехимическая, сталелитейная, электро- радиотехническая отрасли, военное производство. Успешно развивалась сфера туристического бизнеса.

Колониальные войны нанесли серьёзный удар по экономике Португалии. Увеличение военных расходов, направленных на подавление национально-освободительной борьбы населения колоний, привело к тому, что около 40% бюджета страны ежегодно выделялись под эти цели. В стране усилились инфляционные процессы, произошло резкое падение уровня жизни населения, до минимума сузилась социальная база режима.

Ухудшилось и международное положение Португалии. Страна оказалась на грани международной изоляции, многие африканские и азиатские государства разорвали дипломатические отношения с правительством Салазара. Под их давлением ООН вынесла резолюцию, осуждающую политику правительства Португалии в колониальном вопросе и развязанную им кровавую войну в Африке.

26 сентября 1968 года поражённого параличом Салазара на посту председателя совета министров и диктатора Португалии сменяет его преемник и помощник — Марселу Каэтану. Однако до самой смерти Салазара 27.07.1970 года он сохранял свои посты, пассивно воздействуя на управление государством.

Марселу Каэтану продолжил политический курс «нового государства», пытаясь противодействовать установлению в Португалии массового общества и потере колоний. Национальный Союз был переименован им в Национальное Народное Движение, ослаблена цензура. В июле 1971 года заморским провинциям были предоставлены права политической автономии и титулы государств. Однако процессы, охватившие к этому времени Португалию, продолжавшиеся колониальные войны, курс на усиление процессов западноевропейской интеграции делали напрасными его усилия. 25 апреля 1974 года в результате вооружённого восстания, организованного группой офицеров левой ориентации оппозиционного Движения Вооружённых Сил, правительство Марселу Каэтану было свергнуто. «Новое государство» прекратило своё существование; в Португалии установился химерный либерально-демократический режим.

Попытка Салазара, как и других лидеров европейских фашистских движений, противостоять деструктивным процессам подмены гражданских обществ обществами масс, потерпела крах. Диктатору лишь на некоторое время удалось локализовать и приостановить эти необратимые процессы.

Процесс развития западноевропейской культуры, приведший к рождению феномена «массового общества», а как следствие этого, и установлению тоталитарных и либерально-демократических «химер», был в принципе необратим. Европейский фашизм, как реакция противодействия этому процессу, в силу одного этого был обречён. В иных культурных пространствах, ситуация не столь однозначна. Исторический опыт ряда стран (например, Ирана, Индии и др.) показал, что вне пределов распространения западноевропейской культуры, реакция противодействия процессам подмены гражданских обществ обществами масс, может приводить к положительным результатам.

«Новое государство» профессора Салазара 

Период между двумя мировыми войнами стал поворотным для европейской истории. Именно в это время в большинстве государств Южной, Центральной и Восточной Европы утвердились авторитарные режимы правого толка, основывавшиеся на ценностях национализма, религии, элитизма или сословности. Тенденцию задала Италия, где уже в 1920 г. пришли к власти фашисты под руководством Бенито Муссолини. С началом Второй мировой войны часть авторитарных режимов прекратила свое существование в связи с оккупацией Германией или Италией, другие выступили на стороне Гитлера и прекратили существование после тотального поражения гитлеровской Германии в 1945 году. Однако два европейских правых режима просуществовали до 1970-х гг. — и оба находились на Пиренейском полуострове. В Испании, одержав победу над республиканцами в кровопролитной гражданской войне, пришел к власти генерал Франсиско Баамонде Франко — одна из самых одиозных фигур в европейской истории ХХ века. В Португалии мирным путем пришел к власти Антониу Салазар — человек, которому также удалось сохранять свою практически единоличную власть над страной тридцать шесть лет — до 1968 года. При этом Португалия в годы правления Антониу Салазара оставалась еще более «закрытой» страной, чем Испания при Франко — отсюда и малая известность новейшей португальской истории иностранцам. Следует отметить, что Антониу Салазару удавалось сохранять нейтралитет в годы Второй мировой войны и не ввязываться в серьезные конфликты с европейскими державами (пожалуй, единственным примером участия страны в боевых действиях на Европейском континенте, была поддержка франкистов во время Гражданской войны в Испании), что, во многом, и обусловило продолжительность существования его режима. «Новое государство», как официально назывался португальский режим в годы правления Салазара, представляло собой один из вариантов корпоративистского государства фашистского типа, хотя и не имело значительной расистской или националистической компоненты в основе господствующей идеологии. 

Причины салазаризма. Португальская республика в 1910-1926 гг.


К началу ХХ века некогда могущественная морская держава, Португалия превратилась в одну из наиболее бедных и слаборазвитых стран Европы. Несмотря на то, что португальской короне по-прежнему принадлежали обширные владения в Африке и несколько стратегически важных колоний в Азии, Лиссабон уже давно не играл не то что определяющей, но и сколько-нибудь значимой роли в мировой политике. Социально-экономическое положение страны оставалось тяжелым, усугубляясь отсталостью социальных отношений — в Португалии сохранялись феодальные порядки, сформировавшиеся еще в Средние века. Росло общественное недовольство королевским правлением, поскольку Португалия терпела в международной политике одно поражение за другим, а экономическая ситуация в стране также оставляла желать лучшего. В этой связи в Португалии распространились республиканские настроения, которые разделяла значительная часть интеллигенции, буржуазии и даже офицерского корпуса. 1 февраля 1908 г. республиканцы обстреляли кортеж короля, в результате чего погибли сам король Карлуш I и его старший сын и наследник престола герцог Браганса Луиш Филипе. Взошедший на престол второй сын короля Карлуша Мануэл II был человеком, абсолютно далеким от политики. Естественно, что он не смог удержать власть в своих руках. В ночь с 3 на 4 октября 1910 г. в Лиссабоне началось вооруженное восстание, а 5 октября верные королю войсковые части капитулировали. Мануэл II бежал в Великобританию, а в Португалии было создано временное революционное правительство во главе с писателем и историком Теофилу Брага. Оно приняло целый ряд прогрессивных законов, в том числе отделило церковь от государства и отменило дворянские звания. Однако через некоторое время эйфория, сопутствовавшая утверждению республики, сменилась разочарованием в политике либералов — они, как и королевский режим, не сумели серьезно улучшить международное политическое и экономическое положение Португалии. Тем более, после окончания Первой мировой войны и Революции в России, в Европе стали распространяться праворадикальные взгляды, бывшие реакцией консервативных кругов на победоносное шествие социализма и коммунизма. Экономический кризис привел к возникновению резкого недовольства политикой либеральных правительств в рядах португальской военной элиты. 

28 мая 1926 г. в 06.00 войсковые части, дислоцировавшиеся в Браге, подняли вооруженное восстание и выступили на Лиссабон. Во главе военного мятежа стоял генерал Мануэл Гомиш да Кошта (1863-1929), пользовавшийся большим авторитетом в португальской армии. Несмотря на то, что в годы, предшествовавшие перевороту, генерал да Кошта занимал второстепенные должности в вооруженных силах, в частности руководил наградными комиссиями и комиссиями по рассмотрению прошений офицеров колониальных войск, он был известен как очень опытный боевой генерал — за плечами да Кошты были годы службы в Мозамбике, Анголе, Гоа, командование португальским контингентом на территории Франции во время Первой мировой войны. Когда мятежники выступили из Браги, поднялись и подразделения столичного гарнизона. 29 мая офицеры столичного гарнизона сформировали Комитет общественной безопасности, во главе которого встал капитан флота Жозе Мендиш Кабесадаш. Осознав бесперспективность сопротивления мятежникам, президент Португалии Машаду Гимарайнш передал власть капитану Жозе Кабесадашу. Однако приход к власти Кабесадаша и столичных офицеров не устраивал Гомиша да Кошту, который приказал войскам продолжать движение на Лиссабон. В конце концов, был создан военный триумвират, в который вошли Гомиш да Кошта, Кабесадаш и Умберту Гама Очоа. 6 июня 1926 г. генерал Гомиш да Кошта вступил в Лиссабон во главе 15 тысяч солдат. 19 июня 1926 г. занимавший пост президента Португалии с 31 мая капитан Кабесадаш ушел в отставку. Новым президентом и премьер-министром страны стал генерал да Кошта, представлявший интересы правоконсервативных кругов португальского общества, в первую очередь — военной элиты. Генерал да Кошта выступил за расширение президентских полномочий, корпоративную организацию португальской экономики, восстановление позиций церкви и пересмотр семейного права и основ школьного образования в соответствии с религиозными нормами. Однако эти предложения да Кошты столкнулись с недовольством его же собственных соратников по перевороту, среди которых выделялся генерал Кармона. 


В ночь на 9 июля1926 г. в стране произошел очередной военный переворот, в результате которого генерал да Кошта был арестован и отправлен в ссылку на Азорские острова. Новым главой государства стал генерал Ошкар де Кармона (1869-1951), занимавший в правительстве да Кошты пост министра иностранных дел. Генерал Кармона был сторонником строительства корпоративного государства. В основе идеи корпоративного государства лежала концепция корпоративизма, т.е. понимания общества как совокупности социальных групп, которые должны не бороться друг с другом, а сотрудничать, добиваясь совместными усилиями решения задач по укреплению государства. Корпоративистская идеология позиционировалась как альтернатива классовой борьбе и получила в 1920-е — 1930-е гг. особое распространение среди европейских праворадикальных кругов. В корпоративном государстве место политических партий и профсоюзов занимали «корпорации» — неизбираемые отраслевые объединения. В 1928 г. генерал Кармона назначил министром финансов Португалии тридцативосьмилетнего профессора экономики Антониу Салазара. 

Скромный преподаватель становится диктатором

Антониу ди Оливейра Салазар родился в 1889 г. в поселке Вимиэйру в провинции Бейра, в семье немолодых уже (отцу было 50 лет, а матери 43 года) родителей — управляющего помещичьим имением и хозяйки привокзального кафе. Семья Салазар была очень набожной и Антониу с детства рос религиозным человеком. Получив образование в католической семинарии, он в 1910 г. поступил на юридический факультет самого знаменитого португальского университета в Коимбре, а в 1914 г., окончив его, остался работать в системе образования — преподавателем юриспруденции в университете Коимбры. В 1917 г. Салазар по совместительству стал и ассистентом кафедры экономики того же университета. Однако, несмотря на то, что Салазар избрал для себя светскую карьеру и стал университетским преподавателем, он оставался близок к религиозным кругам и тесно общался с католическим духовенством. Именно в 1910-е гг. сформировались основы политической идеологии, впоследствии утвержденной Салазаром в качестве господствующей в Португалии. Молодой Салазар был сторонником концепции римского папы Льва XIII, который и сформулировал основные принципы корпоративизма — стремление к государственному процветанию за счет сотрудничества классов, социальной справедливости и государственного регулирования экономики. Постепенно вокруг Салазара сформировался кружок правоконсервативных преподавателей и представителей духовенства, которые были недовольны политикой республиканского правительства, которое, по мнению правых, вело в тупик португальское общество. Естественно, что либеральная политическая элита Португалии была обеспокоена возрождением в стране правоконсервативных настроений. В 1919 г. Салазар был уволен из университета по обвинению в монархической пропаганде, после чего у него не оставалось другого выхода как уже на профессиональном уровне заняться политической деятельностью. Впрочем, к роли оратора — трибуна Салазар никогда не стремился, более того — даже испытывал определенное отвращение к деятельности парламентариев. Лишь уговоры друзей заставили его выдвинуть в 1921 г. свою кандидатуру в парламент — от Партии католического центра. Однако, став депутатом, Салазар после первого заседания парламента разочаровался в его работе и более не участвовал в деятельности законодательных органов власти. 

Когда в 1926 г. генерал Гомиш да Кошта совершил военный переворот, профессор Салазар приветствовал приход к власти правоконсервативных сил. В июне 1926 г. Салазар в течение пяти дней занимал пост министра финансов в правительстве да Кошты, однако подал в отставку, будучи не согласен с экономической политикой руководства страны. В 1928 г., уже после прихода к власти генерала Кармоны, Салазар повторно занял пост министра финансов страны. В основе экономической концепции Салазара находились принципы разумной экономии, ограничения потребления и критики потребительства. Салазар критиковал обе господствовавшие в современном ему мире экономические модели — капиталистическую и социалистическую. Следует отметить, что финансово-экономическая политика Салазара уже в первые годы пребывания его во главе Министерства финансов Португалии показала определенную эффективность. Так, 11 мая 1928 г. Салазар издал Декрет о финансах, в котором ввел ограничения займов, отменил государственное финансирование коммерческих предприятий, снизил расходы государственного бюджета на финансирование колониальных владений. Видя успехи экономической политики, генерал Ошкар ди Кармона в 1932 г. назначил Салазара премьер-министром Португалии, впрочем, сохранив за собой пост президента страны. Так Салазар стал фактическим руководителем португальского государства, к реформированию которого он приступил незамедлительно — в следующем году после назначения на премьерскую должность. 

Корпоративное «Новое государство»

В 1933 г. была принята новая Конституция Португалии, разработанная Салазаром. Португалия становилась «Новым государством», то есть — сословно-корпоративным, организованным по сословному принципу интеграции всех социальных групп для совместной работы во имя процветания страны. Корпорации представляли собой профессиональные отраслевые объединения, избиравшие представителей в Корпоративную палату, занимавшуюся проверкой законопроектов. Кроме того, было создано Национальное Собрание из 130 депутатов, избираемых прямым голосованием граждан страны. В Национальное Собрание могли избираться и представители оппозиции, хотя ее деятельность всячески ограничивалась, в первую очередь — финансовыми и информационными методами. Право избирать и быть избранным получили лишь португальцы мужского пола, обладавшие образованием и определенным уровнем дохода. Таким образом, все португальские женщины, а также неграмотные (которых в стране было значительное количество) и низшие слои общества в выборах участие не принимали. В местном самоуправлении могли принимать участие только главы семейств. Президент Португалии избирался прямым голосованием сроком на 7 лет причем кандидатура предлагалась Государственным Советом, в состав которого входили премьер-министр, президенты Национального Собрания, Корпоративной Палаты, председатель Верховного Суда, государственный казначей и 5 чиновников, пожизненно назначаемых президентом страны. В Португалии Салазара были запрещены и забастовки, и локаут — тем самым, государство демонстрировало заботу как об интересах предпринимателей, так и об интересах трудящихся. «Новое государство» ориентировалось на поддержку частного сектора экономики, однако не ставило интересы предпринимателей — работодателей на первое место, чтобы не допускать дискриминации трудящихся и, тем самым, не подливать воду на мельницу левых сил. Вопросы обеспечения трудовой занятости населения также регулировались государством. В Португалии был введен один обязательный выходной день в неделю, надбавки за работу в выходные и праздничные дни и в ночное время, ежегодный оплачиваемый отпуск. Португальские трудящиеся объединялись в синдикаты, которые, однако, могли не входить в состав отраслевых корпораций и действовать автономно, являясь независимыми организациями с правами юридического лица. Таким образом, португальское государство стремилось заботиться о реализации прав трудящихся и в определенном смысле в выгодную сторону отличалось от других корпоративных государств Европы 1930-х гг., в том числе — и от фашистской Италии. Несмотря на то, что Салазар был глубоко верующим человеком, он так и не пошел на воссоединение церкви с государством — Португалия оставалась, в целом, светской страной. Однако определяющими чертами режима «Нового государства» оставались антипарламентаризм, антилиберализм и антикоммунизм. Салазар видел в социалистическом и коммунистическом движении основное зло для современного мира и всячески пытался противодействовать распространению левых идей в Португалии, прибегая к политическим репрессиям против членов коммунистической партии и других левых и леворадикальных организаций. 

Лузо-тропикализм: португальская «расовая демократия»

В отличие от германского нацизма и даже итальянского фашизма, режим Салазара в Португалии никогда не имел националистического или расистского содержания. В первую очередь, это связывалось со спецификой исторического развития Португалии. Поиск «неправильных корней», по мнению Салазара, мог способствовать лишь разобщению португальского общества, значительную часть которого составляли португальцы с примесью арабской, еврейской, африканской крови. Кроме того, именно в годы правления Салазара в Португалии получила распространение социально-политическая концепция «лузо-тропикализма». В основе концепции лузотропикализма лежали взгляды бразильского философа и антрополога Жилберту Фрейри, который в 1933 г. опубликовал фундаментальный труд «Большой дом и хижина». В этой работе Фрейри, анализируя специфику историко-культурного развития Бразилии, останавливался на особой роли «большого дома», или господского дома, который представлял собой единую структуру во главе с хозяином. Все компоненты этой структуры занимали свои места и были подчинены одному хозяину, следовали единой цели. Таким образом, происходила социальная интеграция и «белого» хозяина, и его мулатов — администраторов, и черных рабов и слуг. По мнению Фрейри, ведущую роль в формировании подобной социальной структуры сыграли португальцы, представлявшиеся автору совершенно особым народом Европы. Португальцы рассматривались как наиболее приспособленные среди прочих европейских народов к взаимодействию и смешению с представителями других наций и рас, способные транслировать свои культурные ценности и формировать единую португалоязычную общность. Как подчеркивал Фрейри, португальцы никогда особо не задавались вопросами расовой чистоты, что выгодно отличало их от англичан, голландцев, немцев, французов и, в конечном итоге, позволило сформировать в Латинской Америке развитую бразильскую нацию. Для португальцев, по мнению Фрейри, были характерны расовая демократия и стремление к выполнению цивилизационной миссии, с которой они, в той или иной степени, справились.

Салазар одобрил концепцию лузо-тропикализма, поскольку она отвечала колониальным устремлениям Португалии. Старейшая колониальная держава Европы, к рассматриваемому времени Португалия обладала следующими колониями: Гвинея-Бисау, Острова Зеленого Мыса, Сан-Томе и Принсипи, Ангола и Мозамбик в Африке, Макао, Гоа, Даман и Диу, Восточный Тимор — в Азии. Португальское руководство очень опасалось, что колонии могут либо быть отобраны более сильными европейскими державами, либо в них вспыхнут национально-освободительные восстания. Поэтому к вопросам организации колониальной и национальной политики правительство Салазара подходило очень взвешенно. Салазар дистанцировался от традиционного для большинства европейских правых расизма и стремился представить Португалию многорасовой и многокультурной страной, для которой колонии, начиная с XV века, являются неотъемлемой частью, без которой ей предстоит фактическая потеря реального политического и экономического суверенитета. Стремление Салазара к утверждению лузо-тропикализма в качестве одного из столпов португальской государственности усилилось после окончания Второй мировой войны, когда Африку и Азию сотрясали национально-освободительные и антиколониальные войны, и даже такие сильные державы как Великобритания и Франция, понимая неизбежность предоставления независимости колоний, готовили своих африканских и азиатских подопечных к скорому самоопределению. В 1951-1952 гг. Салазар даже организовал для Жилберту Фрейри поездку в Португалию и ее колонии, чтобы философ смог лично удостовериться в воплощении идеалов лузо-тропикализма в метрополии и ее африканских владениях. Перспектива потери колоний Салазара страшила больше всего, пожалуй, уступая лишь страху прихода к власти в Португалии левых сил. Однако «расовая демократия» в португальских колониях была очень относительной — их население официально делилось на три группы: европейцев и местных «белых»; «ассимиладуш» — то есть, мулатов и европеизированных негров; собственно африканцев. Такое деление сохранялось даже в колониальных войсках, где африканцы могли дослужиться максимум до звания «альферес» — «прапорщик».

Антикоммунизм — один из столпов «Нового государства»

Антикоммунизм Салазара во многом определил участие Португалии в Гражданской войне в Испании на стороне Франко. Салазар очень опасался проникновения на Пиренейский полуостров коммунистических идей и растущей популярности коммунистов, левых социалистов и анархистов в Испании и Португалии. Эти опасения имели очень серьезные основания — в Испании коммунистическое и анархистское движения были одними из сильнейших в мире, в Португалии левые настроения, хоть и не достигли испанского уровня, но также были значительными. 1 августа 1936 г. Салазар заявил, что будет оказывать всестороннюю помощь генералу Франко и его сторонникам, а в случае необходимости даст приказ португальской армии выступить для участия в боевых действиях на стороне франкистов. В Португалии был сформирован Легион «Вириатуш», названный так в честь Вириата — легендарного вождя древних лузитанов, населявших территорию Португалии (Лузитании) и боровшихся против римской колонизации. Добровольцы легиона «Вириатуш», общей численность в 20 000 человек, приняли участие в испанской Гражданской войне на стороне генерала Франко. 

«Новое государство» профессора Салазара
— Салазар и Франко

24 октября 1936 г. Португалия официально разорвала дипломатические отношения с Испанской Республикой, а 10 ноября 1936 г. государственные служащие и военнослужащие Португалии были приведены к присяге на верность «Новому государству». В 1938 г. Португалия официально признала «Национальную Испанию» генерала Франко легитимным испанским государством. Однако до крупномасштабного вторжения португальских войск в Испанию дело все же не дошло, поскольку Салазар не желал однозначно принимать сторону гитлеровской «Оси» и рассчитывал на сохранение нормальных отношений с Францией и, прежде всего, с Великобританией — давним историческим партнером и союзником португальского государства. После того, как генералу Франко удалось взять верх над республиканцами и прийти к власти в Испании, два правых государства Пиренейского полуострова превратились в ближайших союзников. При этом в политическом поведении и Испании, и Португалии было много общего. Так, в годы Второй мировой войны обе страны сохраняли политический нейтралитет, что позволило им избежать плачевной участи других европейских праворадикальных режимов. С другой стороны, Салазар был все же нейтральнее Франко — если последний послал знаменитую «Голубую дивизию» на Восточный фронт, воевать против Советского Союза, то Португалия не отправила на помощь Германии ни одного воинского подразделения. Конечно, здесь сыграла свою роль боязнь потери экономических связей с Великобританией, которые для Португалии были все же более значимы, чем идейная близость с Германией. Однако, об истинном отношении к Гитлеру и Муссолини со стороны Салазара говорит тот факт, что когда Берлин был взят советскими войсками, а Адольф Гитлер покончил жизнь самоубийством, в Португалии были приспущены в знак траура государственные флаги. 

Конец Второй мировой войны изменил политический расклад сил в Европе. Салазар, остававшийся у власти в Португалии, был вынужден несколько обновить стратегию своей внешней политики. Он окончательно переориентировался на сотрудничество с США и Великобританией, после чего Португалия вступила в ряды блока НАТО. Определяющей линией внутренней и внешней политики салазаровского режима в 1950-е — 1960-е гг. стал воинствующий антикоммунизм. В 1945 г. на основе существовавшей с 1933 г. PVDE (порт. Polícia de Vigilância e de Defesa do Estado) — «Полиции надзора и безопасности государства», была создана ПИДЕ (Polícia Internacional e de Defesa do Estado) — «Международная полиция защиты государства». Фактически ПИДЕ представляла собой основную португальскую спецслужбу, специализировавшуюся на борьбе с внутренними и внешними угрозами безопасности португальского государства, прежде всего — с левой оппозицией внутри Португалии и национально-освободительными движениями в колониях. В советской литературе неоднократно сообщали о жестоких методах работы португальской «охранки» ПИДЕ, применяемых ее оперативными сотрудниками пытках в отношении оппозиционеров, в первую очередь — коммунистов и африканских борцов за независимость. Формально ПИДЕ находилась в подчинении Министерства юстиции Португалии, однако в действительности скорее подчинялась непосредственно Салазару. Агентура ПИДЕ охватила не только всю Португалию, но и ее африканские и азиатские колонии. ПИДЕ активно сотрудничала с международными антикоммунистическими организациями, одна из которых — «Ажинтер-пресс» — была сформирована в Лиссабоне французским националистом Ивом Гереном-Сераком и выполняла функции координации антикоммунистического движения на территории Европы. В португальской колонии Кабо-Верде (Острова Зеленого Мыса) была создана печально известная тюрьма «Таррафал», просуществовавшая с 1936 по 1974 гг. Через нее прошли многие ведущие активисты португальского коммунистического движения и национально-освободительных движений в португальских колониях. Условия заключения политических узников «Таррафала» были очень жестокими, многие из них умирали, не выдержав издевательств и тропического климата. Кстати, до 1940-х гг. офицеры португальской контрразведки проходили переподготовку и повышение квалификации в гитлеровской Германии, стажируясь в органах гестапо. «Гестаповскую» закалку салазаровских контрразведчиков сполна ощутили на себе участники коммунистического и анархического движений Португалии, африканских и азиатских национально-освободительных движений. Так, в тюрьме «Таррафал» заключенных за малейшую провинность могли поместить в карцер, который находился через стену от тюремной печи и температура в котором могла подниматься до семидесяти градусов. Избиения со стороны надзирателей были вполне заурядными проявлениями жестокости по отношению к заключенным. В настоящее время часть территории крепости Таррафал, принадлежащей ныне суверенному государству Кабо-Верде, используется как музей колониальной истории. 

Колониальная война: поражение в Индии и годы крови в Африке

Однако, как бы не старался Салазар предотвратить ход истории, это оказалось невозможным. После окончания Второй мировой войны в Африке активизировались национально-освободительные движения местных народов, не обошедшие стороной и португальские колонии. Концепция «лузо-тропикализма», подразумевавшего единство португальского населения метрополии и африканского населения колоний, рассыпалась как карточный домик — ангольцы, мозамбикцы, гвинейцы, зеленомыссцы требовали политической независимости. Поскольку, в отличие от Великобритании или Франции, Португалия не собиралась предоставлять независимость своим колониям, национально-освободительные движения переориентировались на вооруженную борьбу против португальских колонизаторов. Помощь в организации партизанского сопротивления оказывалась Советским Союзом, Китаем, Кубой, Германской Демократической Республикой, некоторыми странами Африки. 1960-е — первая половина 1970-х гг. вошли в историю под названием «Португальской колониальной войны», хотя войн, строго говоря, было несколько, и они носили тлеющий характер. В 1961 г. началось вооруженное восстание в Анголе, в 1962 г. — в Гвинее-Бисау, в 1964 г. — в Мозамбике. То есть, вооруженные восстания вспыхнули в трех крупнейших португальских колониях в Африке — и в каждой из них действовали многочисленные просоветские военно-политические организации: в Анголе — МПЛА, в Мозамбике — ФРЕЛИМО, в Гвинее-Бисау — ПАИГК. Практически одновременно с началом колониальной войны в Африке, Португалия лишилась практически всех своих азиатских владений, за исключением Макао (Аомынь) и Восточного Тимора. Предпосылки к потере колоний Гоа, Даман и Диу, Дадра и Нагар-Хавели, располагавшихся в Индостане, были заложены провозглашением независимости Индии в 1947 г. Практически сразу же после провозглашения независимости, индийское руководство обратилось к властям Португалии с вопросом о сроках и способах передачи португальских владений на полуострове Индостан в состав индийского государства. Однако Индия столкнулась с нежеланием Салазара передавать колонии, после чего дала понять Лиссабону, что в случае несогласия без раздумий применит вооруженную силу. В 1954 г. индийские войска оккупировали Дадру и Нагар-Хавели. В 1960 г. начались приготовления индийских вооруженных сил к вторжению в Гоа и Даман и Диу. Несмотря на то, что министр обороны Португалии генерал Ботельу Мониш, министр армии полковник Алмейда Фернандес и министр иностранных дел Франсишку да Кошта Гомиш убеждали Салазара в полной бессмысленности военного сопротивления возможному вторжению индийских войск на территорию португальских владений в Индии, Салазар отдал приказ о военных приготовлениях. Конечно, португальский диктатор не был столь глуп, чтобы рассчитывать победить огромную Индию, но он надеялся, что в случае вторжения Гоа продержится хотя бы восемь дней. За это время Салазар рассчитывал заручиться помощью США и Великобритании и решить ситуацию с Гоа мирным путем. Воинская группировка в Гоа была усилена до 12 тыс. солдат и офицеров — за счет переброски войсковых подразделений из Португалии, Анголы и Мозамбика. Однако затем воинский контингент в Индии вновь был сокращен — армейскому командованию удалось убедить Салазара в большей необходимости присутствия войск в Анголе и Мозамбике, чем в Гоа. Политические усилия по урегулированию ситуации не увенчались успехом и 11 декабря 1961 г. индийские войска получили приказ к наступлению на Гоа. В течение 18-19 декабря 1961 г. португальские колонии Гоа, Даман и Диу были заняты индийскими войсками. В боевых столкновениях погибло 22 индийских и 30 португальских военнослужащих. 19 декабря в 20.30 генерал Мануэль Антониу Вассало-и-Силва — губернатор Португальской Индии — подписал акт о капитуляции. Гоа, Даман и Диу перешли в состав Индии, хотя правительство Салазара отказывалось признавать индийский суверенитет над этими территориями и считало их оккупированными. Присоединение Гоа, Дамана и Диу к Индии положило конец 451-летнему присутствию португальцев в Индостане. 

— парад португальских войск в Луанде

Что касается колониальной войны в Африке, то она превратилась в настоящее проклятие салазаровской Португалии. Поскольку дислоцированных в колониях войск оказалось явно недостаточно для подавления растущего сопротивления национально-освободительных движений, начались регулярные отправки португальских призывников из метрополии в Анголу, Мозамбик и Гвинею-Бисау. Естественно, что это вызывало колоссальное недовольство среди населения страны. Войны в Африке потребовали и огромных финансовых ресурсов, поскольку воюющая армия нуждалась в повышенном снабжении, боеприпасах, вооружении, оплате услуг наемников и привлекаемых специалистов. В Анголе война против португальских колонизаторов достигла наибольшего размаха и превратилась одновременно в гражданскую войну, которую друг против друга вели три основные ангольские национально-освободительные организации — правоконсервативная ФНЛА во главе с Холденом Роберто, маоистская УНИТА во главе с Жонасом Савимби и просоветская МПЛА во главе с Агостиньо Нето. Им противостояла внушительная группировка португальских войск под командованием генерала Франсишку да Кошта Гомиша. В Ангольской войне, длившейся с 1961 по 1975 гг., приняло участие 65 000 португальских военнослужащих, 2990 из них погибло и 4300 было ранено, попало в плен или пропало без вести. В Гвинее-Бисау интенсивные боевые действия партизан под руководством просоветской ПАИГК начались в 1963 г. Однако здесь командующий португальскими войсками генерал Антониу ди Спинола применял эффективную тактику использования подразделений, полностью укомплектованных африканцами — и на солдатских, и на офицерских должностях. Португальскими агентами в 1973 г. был убит лидер ПАИГК Амилькар Кабрал. ВВС Португалии использовали тактику выжигания напалмом джунглей, заимствованную из практики американских ВВС во Вьетнаме. Во время войны в Гвинее, в которой с 1963 по 1974 гг. участвовало 32 000 португальских солдат и офицеров, погибло более 2 000 португальских военнослужащих. С 1964 по 1974 гг. длилась война за независимость Мозамбика, в которой португальцам противостояли партизаны просоветской ФРЕЛИМО во главе с Эдуардом Мондлане. Помимо СССР, ФРЕЛИМО пользовалась помощью Китая, Кубы, Болгарии, Танзании, Замбии, а Португалия сотрудничала с ЮАР и Южной Родезией. В Мозамбике воевало до 50 000 португальских солдат, потери составили 3500 португальских военнослужащих. 

Конец империи Салазара

Колониальные войны способствовали обострению ситуации в самой Португалии. Постоянные расходы, которые несла страна, финансируя операции колониальных войск в Анголе, Гвинее и Мозамбике, способствовали резкому ухудшению уровня жизни населения. Португалия оставалась беднейшей страной в Европе, множество португальцев уезжало в поисках работы во Францию, Германию и другие более развитые страны Европы. Выезжавшие на заработки в другие страны Европы португальские рабочие убеждались в разнице уровней жизни, политических свобод. Так, средняя продолжительность жизни в Португалии 1960-х гг. по-прежнему составляла всего лишь 49 лет — против 70 с лишним лет в развитых европейских странах. В стране было очень слабое здравоохранение, что влекло за собой высокую смертность и быстрое старение населения, распространение опасных заболеваний, в первую очередь — туберкулеза. Это объяснялось и крайне низкими затратами на социальные нужды — на них тратилось 4% бюджета, тогда как 32% бюджета уходило на финансирование португальской армии. Что касается колониальных войн, то они полностью разубедили народ Португалии в мифическом единстве всех территорий, составлявших Португальскую империю. Большинство рядовых португальцев было озабочено тем, как бы не попасть в португальскую армию, воюющую в далеких Анголе, Гвинее или Мозамбике, либо как бы туда не забрали их ближайших родственников. В стране стремительно распространялись оппозиционные настроения, охватывавшие и личный состав вооруженных сил. 

— португальские солдаты в "Революции гвоздик"

В 1968 г. Салазар слег с инсультом — после того, как упал с шезлонга. С этого времени он уже не принимал реального участия в управлении государством. 27 июля 1970 г. 81-летний «отец Нового государства» скончался. С 1968 по 1974 гг. премьер-министром страны был Марселу Каэтану, а пост президента с 1958 г. сохранял адмирал Америку Томаш. В 1974 г. в Португалии произошла «Революция гвоздик», ведущую роль в которой сыграли военнослужащие, входившие в «Движение капитанов». В результате «Революции гвоздик» были свергнуты Каэтану и Томаш, наступил фактический конец салазаровского «Нового государства». В течение 1974-1975 гг. была предоставлена политическая независимость всем португальским колониям в Африке и Азии.


Ссылка на оригинальную статью Особенности португальского фашизма

create by Maple4 Site Creator 8/2019

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru