Интересное 
Политика 
Сборник гитариста 



Что-то интересное

Обалденный ролик с Дэвидом Духовны

Связи России и Океании

Инки

Симбиоз

Витамания

Все интересное


Что-то политическое

Важные дебаты о врагах

Помидоренко Петр Алексеевич

Короли «ваты», цари «кастрюль»

Мустафа Найем решил бороться с фашизмом в Украине?

Почему Ганапольский мечтает о памятнике Путину в Киеве

Все о политике


Maple4 Site Creator\Статьи\


Железо, медь, нефть, уран, удачное географическое положение — казалось бы, у этой страны есть все для процветания, а у ее жителей — для благополучия. Но по факту жизнь в Сомали можно сравнить с адом: рухнувшая экономика, безвластие, голод, нищета, насилие и смерть — с микроскопическими островками стабильности. Попытки Запада помочь урегулировать ситуацию в стране лишь подтолкнули сомалийцев в объятия боевиков. Правительство вовсе не старается разрешить конфликт, наоборот — прикладывает все усилия для его сохранения, чтобы набивать карманы деньгами, поступающими от западных государств. 

«Пытаться нормализовать ситуацию в Сомали — то же самое, что мыть свинью. Ты ее моешь, а она идет и валяется в еще более мерзкой грязи», — охарактеризовал соседнюю страну угандийский полковник в интервью Foreign Policy. В том же интервью он сравнил ситуацию в Сомали с происходящим в Афганистане: «Если коалиция покинет Афганистан, боевики "Талибана" быстро приберут все к рукам. Так же дело обстоит и в Сомали».

В настоящее время Сомали фактически не существует как единое государство. После того как диктаторский режим Сиада Барре рухнул, страна распалась на множество самоуправляемых анклавов, возникли квазигосударства, такие как Пунтленд, Сомалиленд, Азания и другие. Страна погрузилась в пучину гражданской войны. Межклановые противоречия разгораются со все большей силой, ожесточенный военный конфликт набирает обороты и ежедневно уносит десятки жизней.

Недавно правозащитная организация Transparency International опубликовала доклад, где назвала Сомали самой коррумпированной страной мира в последние 11 лет. Но так было не всегда.

Ни армии, ни флота

Причины распада государства коренятся в территориальной разобщенности, унаследованной от колониального прошлого. Тогда страна была разделена на итальянскую, английскую и французскую части, и кланы постоянно устраивали борьбу за власть. Кочевники отчаянно пытались поделить воду, пастбища и скот. Существовавшие между ними серьезные противоречия подпитывались противостоянием умеренных и радикальных исламистов, а также постоянным вмешательством соседних стран, в частности — Эфиопии и Эритреи.

В 1960 году Сомали получила независимость. Именно тогда формально объединились две бывшие колонии — итальянское Сомали и британский Сомалиленд. Первое десятилетие после этого Сомали была довольно стабильной процветающей страной.

Как и Эфиопия, Сомали попало в сферу интересов Советского Союза. При поддержке Москвы здесь создавались военные академии, появилась единая армия, названная «Львы Африки».

Исправно поступала экономическая и техническая помощь «братской африканской республике», страна получала обмундирование и танки. Советский флот за это получил свою базу в Бербере. Постепенно росли и территориальные аппетиты Сомали. Страна начала предъявлять претензии соседним государствам — Кении, Эфиопии и Джибути (в то время Территории Афаров и Исса). Все изменилось в 1977 году, когда власти Сомали решили напасть на второго советского союзника в районе Африканского Рога — Эфиопию. Москве пришлось выбирать, какую сторону поддержать в конфликте; эфиопское правительство показалось более надежным и стабильным. В результате при помощи советского оружия и активных действий кубинских добровольцев эфиопская армия разгромила сомалийскую.

 

Эта война спровоцировала кризис в экономической и политической сферах в 1980-е. Сомали постепенно скатывалась в повстанческую войну. Просоветски настроенного президента Мохаммеда Сиад Барре свергли, страна погрузилась в хаос. Тогда в один только Йемен бежали более 50 тысяч человек.

Теперь, спустя десятилетия военной диктатуры, гражданской войны и иностранного вмешательства, у сомалийских военных нет денег даже на радиосвязь и экипировку. Солдаты общаются между собой по мобильным телефонам, которые легко отслеживать. С обмундированием тоже проблемы — многие солдаты едва одеты и обуты в шлепанцы.

В Сомали больше нет национальной армии, несмотря на то что многие страны предпринимали усилия для ее создания. Так, Турция и Катар построили там военные академии; ОАЭ открыли базу, где тренировали сомалийцев (она закрылась в апреле этого года); египтяне и суданцы по-прежнему обучают местных военных; британцы тренируют сомалийцев в своем центре, расположенном в городе Байдабо, к югу от Могадишо; американцы обучают солдат Сомали на авиабазе Бейлдогл. Американцы даже поставляли в страну продовольствие и топливо, однако в декабре прошлого года прекратили поставки из-за процветающей коррупции.

«Западные страны тренировали три самые ничтожные армии в мире: иракскую, афганскую и сомалийскую», — цитирует Foreign Policy доцента Норвежского университета Стига Йарле Хансена (Stig Jarle Hansen). Как вспоминает 48-летний бывший солдат, примкнувший к вооруженным силам страны, сомалийцы плохо вооружены и дезорганизованы. Многие не умеют обращаться с оружием.

«Вооруженные силы Сомали могли бы быть более эффективными. В принципе, их можно превратить в армию. Это довольно сложно, но осуществимо. Впрочем, учитывая используемые нами методы, добиться результата и правда невозможно», — рассказал один из сотрудников Минобороны США, пожелавший остаться неизвестным.

И тут, и там

Одной из главных проблем безопасности в Сомали считается группировка «Аш-Шабаб». Террористы настолько плотно срослись с правительством и населением, что сложно отделить одних от других.

«Не сомневаюсь, что боевики "Аш-Шабаб" уже пустили корни и проникли в правительство Сомали (…) Это создает серьезные проблемы в сфере безопасности», — приводит France Presse слова бывшего спикера министерства внутренней безопасности Абдулазиза Али Ибрагима. По его словам, члены местного правительства и даже представители международного сообщества время от времени нанимают боевиков «Аш-Шабаб» для запугивания и убийства политических соперников.

Так, в январе 2017 года боевики «Аш-Шабаб» напали на отель Dayah в Могадишо, когда там находились члены парламента страны. В результате 28 человек погибли, еще около 50 получили ранения.

«Тот факт, что действующая с 2007 года миротворческая миссия Африканского союза (AMISOM) так и не смогла полностью уничтожить "Аш-Шабаб", а солдаты вооруженных сил спустя столько лет так и остаются недееспособными, даже у образованных сомалийцев, не поддерживающих террористов, вызвал подозрения, что весь этот хаос и был окончательной целью федерального правительства, которое так активно поддерживают западные страны», — пишет FP.

В результате многие сомалийцы переходят на сторону боевиков. Зачастую в одной семье часть родственников сражается за вооруженные силы Сомали, а другие воюют в рядах террористов. Боевики легко уговаривают потенциальных новобранцев, пообещав, например, мобильный телефон в обмен на верную службу. Если обещание не сдерживают, новобранцы-«шабабовцы» легко переходят на сторону правительственных сил.

Секс в обмен на продовольствие

Одной из основных причин, толкающих сомалийцев в ряды боевиков, стало поведение миротворцев. Службу здесь обычно несут солдаты из бедных стран.

С самого начала гражданской войны в Сомали Совбез ООН учредил миротворческую операцию ЮНОСОМ I, затем ЮНОСОМ II; во главе Объединенной оперативной группы встали американские военные. На побережье Сомали высадились морские пехотинцы, начавшие операцию «Возрождение надежды», в которой приняли участие солдаты из 20 стран. Однако при ее проведении были допущены многочисленные ошибки. Так, миротворцы грубо применяли силу, не принимая во внимание местные условия и особенности страны. Неудивительно, что население воспринимало их не как миротворцев, а как оккупантов.

В результате войска ООН покинули Сомали, чем тут же воспользовались боевики из Союза исламских судов, установившие контроль над Могадишо, центральным и южными районами страны. Совбез ООН больше не посылал миротворческих миссий. С конца 2000-х в стране действует миротворческая миссия Африканского союза, состоящая из угандийских и бурундийских солдат и активно спонсируемая Западом.

Изнасилования и растление несовершеннолетних, неспособность предотвратить убийства мирных жителей, коррупция при распределении помощи и грабеж — вот неполный перечень обвинений, который местные жители предъявляют миротворцам. Общественность возмущена преступлениями, которые совершают те, чья обязанность — защищать мирное население, причем за неплохие деньги.

В последние годы зафиксированы сотни случаев сексуальной эксплуатации и принуждения с участием миротворцев. Однако реальные цифры гораздо выше — большинство просто не обращается в полицию. Миротворцы же покупают секс за наличные, расплачиваются духами и бижутерией, продуктами питания и мобильными телефонами. Иногда к сексуальным контактам женщин принуждают, угрожая оружием.

Зачастую западные страны знают о происходящем, однако продолжают спонсировать эти миссии. США выделили свыше 900 миллионов долларов на помощь AMISOM, еще 720 миллионов — на Управление ООН по координации гуманитарных вопросов в стране. ЕС платил AMISOM около 23 миллионов долларов ежемесячно и ежегодно выделял 35 миллионов долларов на обучающие миссии. В феврале этого года немецкое правительство заявило, что собирается сворачивать помощь, поскольку не видит в стране прогресса.

Сомалийские флибустьеры

Тяжелая экономическая ситуация, фактическое отсутствие централизованной власти, голод и нищета толкнули жителей прибрежных районов Сомали на занятие пиратством.

Большинство сомалийских пиратов когда-то были обычными рыбаками и вели промысел у берегов страны, пока сомалийские ВМС охраняли от иностранцев рыбные места в территориальных водах. После свержения диктатора Мохаммеда Барре в 1991 году мирный промысел пошел под откос. Разгорелась гражданская война, страна распалась на враждующие части. Традиционная экономика рухнула, надо было как-то выживать. Тогда сомалийцы и начали грабить проходящие мимо танкеры, траулеры и сухогрузы. Условно пираты делились на три категории: рыбаки, в силу своего опыта и знаний разрабатывающие операции, бывшие боевики или солдаты и специалисты-техники, умеющие обращаться со сложным корабельным оборудованием.

На развитии страны расцвет пиратства отразился благотворно. Прибрежные города стремительно богатели. В 2008 году Совбез ООН принял резолюцию, разрешавшую другим государствам использовать ВМС и ВВС в борьбе с пиратами даже в территориальных водах Сомали. Помимо этого, судовладельцы стали нанимать представителей новых морских ЧВК, которые, не особо разбираясь, палили по всему, что приближалось к кораблю.

Международному сообществу удалось убедить правительство Пунтленда, одного из квазигосударств на обломках Сомали, изгнать пиратов из своих портов и основать силы охраны побережья — морскую полицию. Еще раньше это сделал Сомалиленд. Квазигосударства внакладе не остались — правительствам выделили значительные средства на программу развития прибрежных городов. Десятки кораблей и самолетов по-прежнему патрулируют опасный регион. С одной стороны, военные операции, морские ЧВК и дипломатические усилия вроде как переломили хребет пиратству. С другой стороны, держать здесь столько сил на постоянной основе невозможно, поэтому нет уверенности, что бывшие пираты не возобновят нападения, когда иностранные корабли покинут территориальные воды Сомали.

«Сомалийцы проиграли в этой войне. Западные страны стараются выполнить любую их просьбу, чтобы показать своим народам, что они добились хоть какого-то прогресса, а тем временем сомалийские чиновники смеются над ними, считая их всего лишь банкоматами, и втихаря поддерживают "Аш-Шабаб" (…) Местные власти ничего не хотят решать, их главное желание — чтобы деньги продолжали литься рекой», — рассказал один из военных, обучающих сомалийских бойцов.

Сомалийское правительство заинтересовано в сохранении статуса-кво и продолжении конфликта. Кроме того, власти Сомали опасаются пожертвовать своими полномочиями в пользу федералистской структуры государства, которую придумали западные страны. Как заявил проживающий в Могадишо эксперт по безопасности Хуссейн Шейх Али, «тут никто никому не доверяет».



Ссылка на оригинальную статью Нефтяной ад - как живется в самой опасной стране Африки

create by Maple4 Site Creator 9/2018

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru