Интересное 
Политика 
Сборник гитариста 



Что-то интересное

Кровавый вождь - о втором человеке в Северной Корее, который имел все шансы стать первым

Падение Западной Римской империи

Феминизм

Они построили рай в американской глубинке. Но все закончилось очень плохо.

Дельфийский оракул

Все интересное


Что-то политическое

А все остальные cдoxнyт. Цитата

Кто раздел киевского прокурора и церковь обокрал?

Зачем порохоботы Гройсмана и Порошенко воровать заставили?

Кто и как может остановить войну в Донбассе?

Как распилить 17 млн в городе Киеве

Все о политике


Maple4 Site Creator\Статьи\


- про первый созданный М.Т. Калашниковым образец пистолета-пулемета, первый конкурс, в котором он принял участие в 1942 году;
- про конкурентов и наставников М.Т. Калашникова, в частности про конструктора пистолета-пулемета ППС Алексея Ивановича Судаева;
- про работу М.Т.Калашникова на центральном научно-исследовательском полигоне стрелкового и минометного вооружения (НИПСМВО) ГАУ КА.

 

АК: ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ

 

В декабре 2006 года американский телеканал MilitaryChannel обнародовал рейтинг лучших моделей стрелкового оружия, созданного за последние сто лет. Американские и английские эксперты придирчиво рассматривали практически все, чем воевали на планете Земля от Русско-японской войны до «Бури в пустыне». Оценивали по пяти критериям: точность стрельбы, надежность, боевая эффективность, оригинальность конструкции и удобство в обслуживании. Четыре из десяти позиций отданы «стволам» производства США. Но и при таком подходе не признать лучшим оружием пехотинца всех времен и народов советский автомат Калашникова они не могли. По четырем из пяти пунктов, за исключением точности стрельбы, детище Михаила Калашникова получило высший балл и оказалось на первом месте. Вот как выглядит этот рейтинг:

 

Самое совершенное оружие столетия

Место в рейтинге Оружие Страна-производитель Год создания
1 АК-47 СССР/Россия/ 1947
2 M 16/AR-15 США 1960
3 SMLE Mk.III Великобритания 1895
4 M1 Garand США 1936
5 FN FAL Бельгия 1950
6 Mauser-98 Германия 1898
7 Steur AUG Австрия 1960
8 Springfield США 1903
9 Sturmgewehr-44 Германия 1944
10 M 14 США 1957

 

ak47.png

…За календарную точку отсчета в истории создания АК-47 следует принимать 15 июля 1943 года. В этот день на заседании технического совета Наркомата вооружения с участием гражданских и военных специалистов обсуждался вопрос «О рассмотрении новых иностранных образцов оружия под патрон уменьшенной мощности». Демонстрировался трофейный комплекс (оружие и патрон) — немецкий автомат МР 43.

 

Судили-рядили, а затем издали приказ: немедленно сделать подобный отечественный комплекс «автомат-патрон».

В рекордно короткий срок — всего за полгода в ОКБ-44 главным конструктором Николаем Елизаровым, ведущим инженером-конструктором Павлом Рязановым, технологом Борисом Семиным был разработан патрон калибра 7,62-мм. Он занимал положение между винтовочным и пистолетным патронами, поэтому и получил наименование «промежуточный». Идея создания промежуточного патрона возникла еще в конце XIX века и принадлежала швейцарскому баллистику Хебблеру. Но сам патрон был разработан немцами лишь в начале 30-х годов XX столетия.

По баллистике наш патрон полностью соответствовал немецкому при равных длинах стволов оружия. Немцы поступили просто — укоротили штатную маузеровскую винтовочную гильзу. Что касается нашей штатной винтовочной гильзы со шляпкой и большим наружным диаметром, то ее нельзя было использовать аналогичным образом.

В апреле 1944 года был объявлен конкурс по созданию адекватного новому патрону оружия. Поначалу в соревнование по разработке автомата включились 15 ведущих конструкторов страны. Впереди соревнующихся был Алексей Судаев. Он приступил к созданию автомата под новый патрон еще в начале 1944 года, как только возвратился из блокадного Ленинграда.

В июне 1944 года состоялись первые полигонные испытания. По свидетельству военного испытателя полигона А. А. Малимона, было представлено девять образцов автоматов и пулеметов, изготовленных шестью конструкторами: В. А. Дегтяревым, Ф. В. Токаревым, С. Г. Симоновым, С. А. Коровиным, А. И. Судаевым и В. Ф. Кузьмищевым.

2665286.jpgЯвное преимущество было на стороне Судаева и двух образцов его автомата АС-44, изготовленных Тульским оружейным заводом. Их автоматика базировалась на принципе отвода пороховых газов из канала ствола, а запирание осуществлялось перекосом затвора в вертикальной плоскости. Между собой образцы различались только конструкцией ударного механизма: один был ударниковый, второй — курковый. Неплохо себя показал образец Дегтярева с секторным магазином. Поступило предписание доработать автоматы и представить через месяц на повторные испытания.

Калашникова среди конкурсантов на первом этапе не было. Михаил занимался в Средней Азии доработкой станкового пулемета Горюнова. Периодически наезжая на полигон в Щурово, он живо интересовался ходом испытаний. А непосредственно к разработке своего автомата Калашников приступил в середине 1945 года.

В июле — августе 1944 года кроме уже названных образцов были представлены еще две новые системы — автомат Г. Шпагина и автомат А. Булкина. Приехал Н. М. Елизаров, поскольку требовалось доработать еще и патрон. Присутствовал разработчик первой отечественной автоматической винтовки, теоретик оружейного дела генерал-майор инженерно-технической службы Владимир Григорьевич Федоров. Именно благодаря Федорову в Коврове в 1918 году был построен оружейный завод. В начале 1900 года появились его первые научные труды. Один из них — «Основания устройства автоматического оружия» — был разослан на все оружейные заводы и выдавался как премия всем лучшим выпускникам оружейных школ.

Калашников знаменитый федоровский двухтомник «Оружейное дело на грани двух эпох» (работы оружейника 1900–1935 годов) до дыр зачитал еще в госпитале. У него было огромное желание подойти к Федорову и поблагодарить за все. Но не хватило смелости.

Испытания были жесткими. Первыми их не выдержали автоматы Шпагина и Дегтярева. Судаеву было рекомендовано повысить живучесть деталей (ударника, стопора, газового поршня, выбрасывателя), а также облегчить конструкцию и сделать более надежной работу автоматики.

Первые отзывы из войск заставили Судаева переконструировать некоторые узлы своего автомата. Получился модернизированный образец, известный как «7,62-мм облегченный автомат Судаева» (ОАС). Он то и был представлен на новый конкурс, объявленный Главным артиллерийским управлением (ГАУ) в октябре 1945 года.

Это был облегченный вариант АС-44. Единственное внешнее отличие — отсутствие сошек. Однако предварительные заводские испытания показали, что кучность боя автомата при стрельбе лежа с упора на все дальности гораздо хуже, нежели у АС-44. Причина заключалась в уменьшении массы и возросшей вследствие этого отдачи. Но доработать свой автомат Судаеву не пришлось. К этому времени его уже не было в живых. ОАС был снят с дальнейших испытаний как недоведенный.

М. Т. Калашников:

«И так случилось, что нам троим — Рукавишникову, Барышеву и мне — предстояло после утверждения наших проектов, образно говоря, поднять стяг, выпавший из рук Судаева».

И вновь ГАУ в 1946 году объявляет конкурс на проектирование автомата под патрон образца 1943 года по новым тактико-техническим требованиям, на этот раз закрытый. Автомат должен поражать живые цели на дальностях стрельбы до 500 метров, иметь прицельную дальность 800 метров и весить не более 4,5 килограмма.

На первом этапе конкурса в Управление стрелкового вооружения ГАУ было представлено 16 эскизных проектов. Среди них был и проект М. Т. Калашникова, разработанный с помощью офицеров Щуровского полигона В. Ф. Лютого, Д. М. Битаева, Е. А. Слуцкого, А. А. Малимона, Б. Л. Канеля.

Конкурсная комиссия рекомендовала для изготовления опытных образцов и проведения полигонных испытаний образцы инженера-полковника Н. В. Рукавишникова (КБ НИПСМВО), старшего сержанта М. Т. Калашникова (КБ НИПСМВО), инженера-испытателя К. А. Барышева (КБ НИПСМВО), Г. А. Коробова (Тульское КБ), А. А. Булкина (Тульское КБ) и А. А. Дементьева (Ковровский завод). Остальные проекты были забракованы.

В атмосфере соперничества появилось много замечательных идей, которые рано или поздно были привиты к древу отечественного оружейного искусства. Взять хотя бы оригинальную схему «буллпап» в конструкции туляка Германа Александровича Коробова. Правда, его короткий автомат в то время так и не был воспринят. Много оригинальных проектов было представлено конкурсантами, среди которых также были малоизвестные конструкторы-оружейники — Е. К. Александрович, Н. М. Афанасьев, Г. С. Гаранин, Н. Н. Ефимов, П. Е. Иванов, И. И. Слостин и др.

Наиболее сильным соперником Калашникова был конструктор КБ № 2 Ковровского завода Александр Андреевич Дементьев. Перспективную конструкцию автомата разработал в Тульском ЦКБ № 14 А. А. Булкин. Ствольная коробка его изделия изготавливалась методом штамповки из листового металла.

Участникам предстояло разработать не только чертежи общих видов, но и деталировку всех основных узлов, представить расчеты по темпу стрельбы и прочности узла запирания ствола. Приданные Калашникову в помощь чертежники и техники образовали трудовой коллектив, душой которого была Катя Моисеева. Все были одержимы желанием победить маститых оружейников.

М. Т. Калашников:

«Большой интерес к моей работе проявили некоторые офицеры-испытатели и инженеры, служившие на полигоне. Их привлекла, полагаю, неожиданность ряда моих решений при проектировании. Мне очень не хватало специальной подготовки, особенно когда речь шла о расчетах. И здесь неоценимую помощь мне оказал подполковник Борис Леопольдович Канель. Он аккуратно, тщательно проверил каждую мою выкладку, внес необходимые поправки, дал обоснования».

Наконец остался позади этап эскизного проектирования. Несколько недель ночных бдений, редких пауз для сна и еды, которую составляли в основном черный хлеб да кипяток. Никого ни в чем убеждать не приходилось — работали все напряженно. Сотни зарисовок отдельных деталей. И вот основные контуры будущего автомата прояснились. Главная проблема — узел запирания канала ствола. С некоторыми изменениями он был взят от только что забракованного самозарядного карабина, где запирание осуществлялось компактным и прочным поворачивающимся затвором. Этот узел в карабине был заимствован М. Т. Калашниковым от американской винтовки «Гаранда» М1, что было естественным явлением в конструкторском деле.

Одним из условий конкурса было представление работ под авторским псевдонимом — чтобы не довлели имена знаменитостей и дабы избежать предвзятости в работе комиссии. Под каким шифром отправить эскизы и техническую документацию на автомат Калашникова, обсуждали всем коллективом. Самым оригинальным показалось предложение капитана П. С. Кочеткова, конструктора вьючного снаряжения, необыкновенного балагура и весельчака. Два начальных слога имени и отчества: «Михтим». Калашников долго сомневался — никто еще не называл его по имени-отчеству, не показаться бы нескромным. Но Палсип, как после этой придумки стали называть самого Кочеткова, да и другие друзья его уговорили. На конверте, отправленном в Москву, было выведено магическое слово «Михтим». Штабисты потом с ног сбились, разыскивая Михтима, чтобы сообщить, что его конструкция рекомендована к разработке. Первоначально творческий псевдоним был воспринят как шифр закрытого научно-исследовательского института.

А затем были поздравление Кати Моисеевой с победой «стрелялки», вызов в штаб и официальное уведомление о том, что Михтим прошел конкурс (занял 2-е место) и переходит на этап воплощения конструкции в металле.

О том, с каким напряжением шла подготовка к конкурсу, говорит сам Михтим:

«Работаю над чертежом, вдруг — стрельба. Сразу слышу — мой карабин. Знаю, что должно быть десять выстрелов. Но внезапно какое-то чувство подсказывает мне: было сделано не десять выстрелов, а меньше. А это значит, что произошла какая-то задержка в работе карабина. Тут же бегу к телефону, звоню. А испытатели смеются: “На трассу вышел лось. Вот мы и прекратили стрельбу. Стоим и спорим: скоро ли ты позвонишь?”».

Большой психолог, Калашников любил сравнивать, как конструкторы ведут себя во время испытаний их образцов:

«Мне всегда было интересно наблюдать за Дегтяревым. Василий Алексеевич всем своим видом демонстрировал, что его мало занимают стрельбы и он весь во власти новых идей. Обычно мэтр садился в стороне от всех и что-то сосредоточенно чертил на песке прутиком или палочкой. И все же равнодушие маститого конструктора было напускным. Просто надо было ему в это время побыть наедине с собой».

(Кстати, Дегтярев, пытаясь не отставать от времени, в инициативном порядке представил на полигонные испытания июня — августа 1947 года пулемет под винтовочный патрон, совмещающий в себе функции ручного и станкового, с применением ставшей уже модной в конструкторском мире схемы запирания поворотом затвора и прямой подачей патрона из металлической звеньевой ленты. В силу ряда причин отработка этой системы не была доведена до конца.)

Шпагин внимательно анализировал записи скоростей движения автоматики своего оружия, погружаясь в размышления, в анализ первых же выстрелов.

Булкин ревниво следил за каждым шагом испытателей: придирчиво проверял, как почищен образец, обязательно лично интересовался результатами обработки мишеней. Ему, видимо, казалось, что конкуренты могут подставить ему ножку.

Лидировал в конкурсе Рукавишников. Это был опытный конструктор. Николай Васильевич к тому времени уже четверть века работал в сфере разработки оружия. В 1939 году он одержал победу над конструкторами Б. Г. Шпитальным и С. В. Владимировым при разработке противотанкового ружья. 18 апреля 1942 года была зарегистрирована заявка на изобретение — «Противотанковое ружье системы Н. В. Рукавишникова “Р-6” калибра 12,7-мм и 14,5-мм». Оно поступило на вооружение, однако из-за неправильной оценки со стороны некоторых руководящих работников Наркомата обороны серийное производство было свернуто.

Третье место занял молодой конструктор К. А. Барышев, только что окончивший Артиллерийскую академию и работавший в КБ полигона в должности инженера-испытателя. Калашников быстро подружился с Барышевым. Они оба были полны энергии и честолюбивых замыслов.

М. Т. Калашников:

«После того как проекты автоматов Рукавишникова, Барышева и мой были утверждены, Рукавишникову и мне определили места, где мы должны были изготовить образцы в металле для сравнительных испытаний. А вот с определением места для дальнейшей работы Барышева решение вопроса затянулось. И Константин Александрович в это время включился еще в один конкурс — по разработке проекта пистолета под 9-мм патрон. И здесь Барышев тоже преуспел. Из двенадцати разработчиков, представлявших образцы для сравнительных испытаний, были рекомендованы изделия двух конструкторов — Н. Ф. Макарова и К. А. Барышева».

Вскоре Барышеву пришлось выбирать между пистолетом и автоматом. Он выбрал доработку пистолета.

В результате в дальнейших соревнованиях от КБ полигона участвовали только Рукавишников и Калашников. Конкурентами были Булкин и Дементьев. После первого тура остались только трое: Булкин, Дементьев и Калашников. Комиссия предложила устранить замечания и представить к концу мая 1947 года опытные образцы автоматов.

Осенью 1946 года Калашников был командирован в Ковров Владимирской области. Тихий, небольшой город на Клязьме, засекреченный от любопытных глаз. Сопровождающим от ГАУ был майор В. С. Дейкин — незаменимый наставник и преданный друг Михтима.

Прибытие Калашникова на Ковровский оружейно-пулеметный завод было воспринято очень настороженно. «Варяга нам только не хватало», — думали про себя ковровцы. И у них были на то основания. Во-первых, завод испокон веков был вотчиной признанного оружейного конструктора В. Дегтярева. Туда он впервые прибыл зимой 1918 года вместе с В. Федоровым, когда пулеметный завод еще только строился. В тот год из Коврова выехала пара сотен датских специалистов — в заводском КБ № 2 на первом этапе уже был разработан десяток доморощенных проектов. Чего только стоила одна разработка Дегтярева и Кубынова! Сколько труда было вложено в оригинальный поворот затвора при запирании штоком через спиральный паз на затворе! Здесь же появились на свет образцы автоматов отца и сына С. В. и В. С. Владимировых, П. П. Полякова и А. П. Большакова, С. Г. Симонова и Г. С. Шпагина. Ладно, двое последних уже переехали к моменту прибытия Михтима в другие КБ. Но остальные-то? Как им объяснить? — думалось руководству ковровской оружейной школы. Тому же Александру Андреевичу Дементьеву, например, который был, пожалуй, главным, наиболее сильным соперником Калашникова на всех этапах конкурса.

 

И. И. Ольхович, помощник военпреда Ковровского завода № 2 им. Киркижа с 1945 года:

«На заводе в этот период работал очень сильный коллектив КБ № 2 под руководством В. А. Дегтярева, а в отделе главного конструктора было бюро опытных разработок, где трудился С. В. Владимиров. В этих бюро были собраны опытные конструкторы, расчетчики, аналитики, на производственном участке КБ-2 — слесари-виртуозы. Война показала, что старый патрон калибра 7,62-мм слишком мощный. Был создан более легкий промежуточный патрон, но того же 7,62-мм калибра. Только мне пришлось тогда испытывать, наверное, штук 12 разных систем Владимирова, Кубынова, Дементьева, Дегтярева. Включился в этот конкурс и Калашников. И стал победителем. Так что как конструктор он рожден на нашем заводе».

Маленького роста, в коротком тулупчике — таким увидели в Коврове будущего победителя, в то время никому не известного сержанта. Может, поэтому за год пребывания в Коврове Калашникову так ни разу и не довелось встретиться со знаменитым конструктором Дегтяревым. Можно, конечно, объяснить это тем, что работа шла в атмосфере небывалой секретности. Ведь по отзыву Калашникова, каждый отрабатывал свой образец, и все конструкторы были словно отгорожены друг от друга каким-то невидимым забором. А может, казалось именитому генералу Дегтяреву, что не к лицу ему оказывать неприметному сержанту какие-либо знаки внимания.

Иногда огорчения и переживания достигали критической массы. В такие минуты сомнения одолевали Михтима… И закрадывалась мысль: не сойти ли с дистанции? Но откуда-то из глубины далекого и тяжелого детства почему-то всплывали строчки Некрасова: «Ноги босы, грязно тело и едва прикрыта грудь… Не стыдися! Что за дело? Это многих славный путь!»

И Калашникова в такие моменты словно что-то основательно встряхивало изнутри. Будто окатывали ковшом ледяной воды. И жизнь вновь и вновь звала вперед. Он знал, чувствовал: рано или поздно фортуна повернется к нему лицом.

Выстоять и победить Михтиму в ожесточенной схватке здорово помогли сами заводчане. И. И. Ольхович выделил ему для работы свой кабинет, хотя все конструкторы сидели в одном помещении. В. С. Дейкин сумел подключить к проекту Калашникова необходимых специалистов и опытных рабочих.

По совету главного конструктора И. В. Долгушева отработкой техдокументации опытного образца занимался молодой ковровский конструктор Александр Алексеевич Зайцев. Демобилизовавшись из армии после советско-финляндской войны, он начал работать в отделе главного конструктора предприятия. Это был высокопрофессиональный, скромный и порядочный человек. Улыбчивый, но при этом несколько скрытный. На войне был радистом в армейской разведке, дважды ранен. Так случилось, что после второго ранения родня его уже оплакала и отпела. Парень с такой закалкой не мог подвести. Михаил быстро нашел общий язык со своим помощником. Обращались они друг к другу только по имени. Для работы над чертежами был также привлечен конструктор Пискунов, впоследствии переведенный в Подольск.

А. А. Зайцев:

«Ознакомив меня с 7,62-мм карабином под патрон образца 1943 года и общим видом спроектированного им автомата, Михаил Тимофеевич поставил передо мной задачу по проработке технического проекта и разработке полного комплекта технической документации на 7,62-мм автомат для изготовления опытного образца и испытания его на заводе. Затем, после доработки документации по результатам заводских испытаний, предстояло изготовить еще два образца для испытаний на полигоне. Все это надо было выполнить до конца 1946 года».

Времени было в обрез, работать приходилось очень напряженно, часто круглосуточно, не выходя с завода. Через месяц все чертежи технического проекта были выданы на-гора. После этого опытный цех приступил в ноябре к сборке образцов.

В заводских испытаниях участвовали М. Т. Калашников и слесарь-отладчик Б. П. Мариничев. Руководствовались основными требованиями ГАУ, как главного заказчика, и сосредоточили внимание на кучности боя, весе и габаритах оружия, на его безотказности в работе, живучести деталей и простоте устройства автомата.

000032.jpgВ ноябре 1946 года началась сборка первых образцов автомата. Изготовили пять: три — с деревянным прикладом и два — с откидным металлическим. Собирал оружие один из лучших слесарей Ковровского завода Александр Махотин. Образцы получили названия АК-1 и АК-2. Они поступили на полигонные испытания, имея на ствольной коробке клеймо «АК-46», и были пронумерованы: «№ 1», «№ 2» и «№ 3». Отличия между вторым и третьим образцами были невелики — у третьего складывающийся приклад и, соответственно, чуть уменьшенные габариты. А особенности образцов № 1 и № 2 уже в наши дни проанализировал военный журналист Виктор Мясников:

«В первую очередь эти образцы надо сравнить с самозарядными карабинами Калашникова, поскольку из них многое перешло в новую конструкцию. Прежде всего, автоматика работает точно так же за счет отвода части пороховых газов через отверстие в стенке ствола при коротком ходе поршня. Практически без изменений перешел в автоматы узел запирания с поворотным затвором. Высокое основание мушки тоже на месте, практически без изменений остался целик с шагом установки дистанции от 100 до 800 метров. Как и у карабина образца 1945 года, ствольная накладка открыта снизу, что позволяет снимать ее без извлечения поршня. Здесь же два флажка-переключателя — предохранитель и переводчик огня с автоматического на одиночный. Изменилась компоновка: вместо цельной деревянной ложи теперь раздельные элементы удержания — приклад, пистолетная рукоятка и цевье. Крышка ствольной коробки теперь уже традиционно для Калашникова фиксируется выступающим хвостовиком стержня возвратной пружины. Но крышка сделана цельной со ствольной коробкой. Поэтому при разборке автомат размыкается на две части: одна — это ствол с цевьем, ствольной коробкой и гнездом для магазина; другая — спусковая коробка с прикладом, пистолетной рукояткой и спусковой скобой. Соединяются между собой ствольная и спусковая коробки чекой в виде штырька, проходящего насквозь стенки обеих коробок в районе магазинного гнезда.

Для уменьшения подбрасывания ствола автомата при стрельбе очередями в стволе за основанием мушки просверлены шесть отверстий, по три с каждой стороны. Еще два отверстия, служащие для сброса пороховых газов, имеются на газовой трубке. Под стволом автомата крепится шомпол. Защелка магазина находится перед спусковой скобой.

no1.jpgОбразец № 2 отличается от образца № 1 в первую очередь технологией изготовления ствольной и спусковой коробок. Если в первом случае они фрезерованные, то во втором — изготовлены штамповкой и сваркой. Это делает автомат более простым и дешевым в изготовлении без потери боевых качеств. Упростилось крепление приклада. Несколько изменилась конструкция затворной рамы. Рукоятка перезаряжания отделена от затворной рамы и при стрельбе остается неподвижной. Прорезь для рукоятки в ствольной коробке закрыта пылезащитной шторкой. Для более надежного крепления магазина на ствольной коробке появилась специальная горловина. Ствольная и спусковая коробки скрепляются двумя чеками. Ствол стал длиннее на 50 мм.

 

7.62-мм автомат. Опытный образец 1946 года № 1.

 

Патрон 7,62x41 (обр. 1943 г.). 
Длина ствола — 397 мм. 
Общая длина — 895 мм. 
Емкость магазина — 30 патронов. 
Прицельная дальность — 800 м. 
Масса без патронов — 4106 г.

 

 

7.62-мм автомат. Опытный образец 1946 года № 2.

 

Патрон 7,62x41 (обр. 1943 г.). 
Длина ствола — 450 мм. 
Общая длина — 950 мм. 
Емкость магазина — 30 патронов. 
Прицельная дальность — 800 м. 
Масса без патронов — 4328 г.».

 

 

Жизнь на полигоне набирала обороты. Михаилу верили и, как могли, поддерживали. В их числе — офицеры полигона В. Ф. Лютый и А. А. Малимон. Автомат, в конце концов, показал хорошие результаты и вышел во второй тур испытаний. К автоматам конкурентов А. А. Дементьева и А. А. Булкина было значительно больше претензий, в основном по задержкам в нормальных и сложных условиях стрельбы.

И вновь Ковров. Наступил этап доработок. Что сделал Калашников? Он реализовал раздельное управление предохранителем и переводчиком режимов огня. Претерпели технологические изменения спусковые скоба и крючок, защелка магазина, переводчик-предохранитель. Это позволило удешевить производство деталей, упростить их использование. Данный образец автомата Калашникова получил название АК-46. В нем рукоятка была расположена с левой стороны, чтобы перезаряжать можно было свободной левой рукой. Заметим, что в АК-47 рукоятка взведения затвора расположена с правой стороны.

Кроме стрелков-отладчиков одним из первых на Ковровском заводе стрелял из АК Ольхович. «У Калашникова, — вспоминал он, — автомат пошел хорошо… Он при запылении хорошо работает, и под дождем, и сухой, несмазанный…»

И снова сравнительные испытания с 30 июня по 12 июля 1947 года. В них участвовали образцы конструкций Н. В. Рукавишникова, М. Т. Калашникова, Г. А. Коробова, А. А. Булкина и А. А. Дементьева. Комиссия под председательством Н. С. Охотникова выявляет новые недостатки, устранить которые предстоит всего за два-три месяца. Вынесен вердикт: все представленные на испытания автоматы не удовлетворяют тактико-техническим требованиям ГАУ, и ни один из них не может быть рекомендован на серийное производство; автоматы Калашникова (со штампованной ствольной коробкой), Дементьева и Булкина, как наиболее полно отвечающие требованиям, рекомендовать для доработки.

При поддержке Зайцева Калашников решается на дерзкий план по капитальной перекомпоновке всего автомата. Нужна была надежная «маскировка». Таким прикрытием выступила модернизация модели.

Михтим посвящает все-таки в свой тайный план В. С. Дейкина. Тот, будучи новатором и решительным человеком, поддержал идею. Похоже, он посоветовался с начальником испытательного отдела полигона, инженер-майором В. Ф. Лютым. Они доверяли друг другу, ранее вместе работали над созданием пулемета ЛАД (Лютый — Афанасьев — Дейкин). После разговора с Дейкиным Лютый, очевидно, пришел к выводу, что конструкцию Калашникова действительно следует переделать. И лично наметил 18 кардинальных изменений, внесение которых в конструкцию привело фактически ко второму рождению автомата. Только после этой переработки он стал таким, каким его знают все.

Л. Г. Коряковцев:

«Есть факт, что Калашников, не стесняясь, пошел на прием к начальнику испытательного подразделения полигона В. Лютому с документами, отмечавшими недостатки его автомата, и тот дал ему ряд советов, как вести доработки. Калашников, зная его как очень опытного инженера, их принял с благодарностью».

М. Т. Калашников:

«Лютый был на полигоне офицером-испытателем. Дослужился до звания “полковник”. На фронте пулемет Горюнова испытывал. Как-то раз с друзьями он был в Москве в гостинице “Метрополь”. Рассказывали, что там он что-то громко говорил. На следующий день его арестовали и присудили 25 лет. Похоже, что-то приписали. Лютый отбыл колонию — закрытое КБ в КГБ. Попал под амнистию, реабилитировался. С него сняли судимость и восстановили в звании. Приехал он после этого ко мне в Ижевск. Садимся ужинать. Вдруг в дверь стук. На пороге стоит наш заводской чекист. Спросил у Лютого фотоаппарат, выдернул пленку. Посоветовали впредь быть внимательней. Оказалось, при подъезде к Казани он что-то фотографировал. А там был расположен Казанский пороховой завод. Помучился он с этим делом. После ухода в отставку в Киеве квартиру получил. Все у военкомата добивался каких-то фронтовых льгот. Так и умер, не будучи признанным фронтовиком. Интересный человек был. Сына вырастил, жена у него была красавица».

Но вернемся к перекомпоновке автомата. Есть версия, что на ней настоял Зайцев. Калашников поначалу сомневался, так как времени до повторных испытаний было очень мало. Конечно, рисковали. Но только это могло значительно упростить устройство оружия и повысить его надежность для работы в самых тяжелых условиях. Но кто не рискует, тому, как известно, не достается шампанского.

А. А. Зайцев:

«Работали вдохновенно, с душой, все, кто мог, нам помогали во всем. И только когда работа была завершена и представлена вся документация, вздохнули с облегчением. Новый образец решили назвать АК-47. Дальше все шло по накатанной, ту дорожку проходил АК-1».

М. Т. Калашников:

«Мы шли, конечно, на известный риск: условиями конкурса перекомпоновка не предусматривалась. Но она значительно упрощала устройство оружия, повышала надежность его в работе в самых тяжелых условиях. Так что игра стоила свеч. Беспокоило одно: сумеем ли уложиться в срок, отведенный для доработки образца?..»

Изменения были во многом революционными. Особое значение придавалось надежности работы автоматики, технологичности, улучшению эксплуатационных качеств и внешнего вида. Работы было много. Затворная рама была объединена со штоком. Переделан спусковой механизм. Крышка ствольной коробки стала полностью закрывать подвижные части. Переводчик огня стал многофункциональным: не только переключал огонь с одиночного на автоматический и на предохранитель, но и закрывал паз для рукоятки перезаряжания, предохраняя ствольную коробку от попадания внутрь пыли и грязи. Наконец, было допущено укорочение ствола на 80 миллиметров — с 500 до 420. За это вообще могли снять с конкурса.

Требовалось не только дополнительное время, но и новые средства, а денег катастрофически не хватало. И когда работы по этой причине встали, Калашников решается на поездку к полковнику В. В. Глухову в Москву. Помощь пришла от Главного маршала артиллерии Н. Н. Воронова. Тот открылся Михтиму как завзятый охотник — в кабинете висели рога лося, кабанья голова и чучела птиц. А еще сержант воочию убедился, что ему не только доверяют, но и ждут результата. Воронов позвонил финансисту и отчеканил: вы тут за фирмы выступаете, от которых никакой отдачи, а я за конкретный образец стою, за конкретного конструктора. И потом пожелал Михаилу удачи. Необходимые средства были выделены.

М. Т. Калашников:

«То, что мы делали, было настоящим прорывом вперед по технической мысли, по новаторским подходам. Мы, по существу, ломали устоявшиеся представления о конструкции оружия, ломали те стереотипы, которые были заложены даже в условиях конкурса».

Разумеется, рождение нового облика автомата стало возможным благодаря личности главного конструктора. Но без сопутствующих обстоятельств и без поддержки конкретных людей реализация замысла была бы невозможной. Среди сыгравших значительную роль в судьбе АК-47 еще раз назовем В. С. Дейкина и В. Ф. Лютого. В дальнейшем между Калашниковым и Дейкиным установились прочные дружеские отношения.

Ну а с Лютым… Как уже было сказано, с Василием Федоровичем судьба сыграла злую шутку. В 1951 году он был осужден и только после смерти Сталина в 1954 году реабилитирован. Кстати, по настоянию академика Благонравова Лютого восстановили в армии и возвратили в НИИ-3 ГАУ. Получив звание «подполковник-инженер», В. Ф. Лютый занялся разработками в области стрелкового оружия. В 1956–1957 годах он защитил кандидатскую диссертацию, в основу которой был положен целый ряд новых идей, в том числе принципы устойчивости системы «автомат-стрелок», оптимального темпа стрельбы, замедлителя курка и др. Василий Федорович участвовал в разработках комплексов «Стрела-1» и «Стрела-2». В 1969 году он уволился в запас и работал доцентом Киевского политехнического института, а с 1982 года — в одном из НИИ Киева.

Наступил декабрь 1947 года — самый ответственный период в истории рождения АК-47. Для участия в повторных испытаниях от Ковровского завода было представлено несколько образцов. Приемку конкурсных работ осуществляли представители ГАУ. Когда Калашников и его образцы были показаны Дегтяреву, генерал не стал скрывать своего восхищения. «Хитро придумано, — сказал он, держа в руках затворную раму и крышку ствольной коробки. — Переводчик огня — тоже оригинален».

Осмотрев полностью автомат, Дегтярев сказал:

«Мне представляется, посылать наши автоматы на испытания нет смысла. Конструкция образцов сержанта совершеннее наших и гораздо перспективнее. Это видно и невооруженным глазом. Так что, товарищи представители заказчика, наши образцы, наверное, придется сдавать в музей!»

М. Т. Калашников:

«Он стоял в генеральском мундире с многочисленными орденскими планками, со Звездой Героя, с лауреатским знаком и с депутатским “флажком” на кителе. Стоял с моим автоматом в руке и, чуть грустно улыбаясь, говорил, что этот образец конечно же лучше его собственного…»

Наступила решающая пора для АК и его главного конструктора. С 27 декабря 1947 года по 11 января 1948 года на Щуровском полигоне проходил заключительный тур испытаний. Кроме изделия КБП-580, созданного Калашниковым (и впоследствии названного АК-47), были представлены образцы А. А. Дементьева (КБП-520) и А. А. Булкина (ТКБ-415). Каждая модель была представлена в двух модификациях — с деревянным и металлическим (складывающимся) прикладами.

Всего было изготовлено пять моделей АК-47. Основные отличия от моделей 1946 года — рукоятка взведения затвора перешла с левой на правую сторону ствольной коробки, на этой же стороне предохранитель, одновременно выполняющий функцию переводчика огня. Теперь невозможно запутаться в двух флажках — предохранителе и переводчике. Магазин приблизился к спусковой скобе, между ними — защелка магазина. В механизме существенное изменение: шток с поршнем соединены резьбой с затворной рамой и фиксируются штифтом. Ствольная коробка штампованная.

У модели № 2 изменена конструкция газовой каморы и форма газового поршня со штоком. Дульный тормоз-компенсатор двухкамерный. У модели № 3 дульный компенсатор имеет в верхней части два овальных отверстия 10x7 миллиметров. Опытные образцы № 4 и № 5 имеют металлические складывающиеся приклады. У одного из них есть дульный тормоз-компенсатор, у другого нет.

Второй тур полигонных испытаний выявил бесспорное превосходство АК-47 над другими представленными образцами. Одновременно происходило сравнение с пистолетом-пулеметом Шпагина (ППШ), находившимся в это время на вооружении Советской армии. Здесь превосходство автомата Калашникова проявилось еще разительнее. При тех же габаритах, массе и той же скорострельности автомат в сравнении с ППШ имел в два раза большую дальность действия огня, вследствие лучших баллистических качеств обеспечивал большее пробивное действие пули. Это позволяло применять автомат в населенных пунктах, в лесистой местности, поражать живую силу противника, защищенную касками и бронежилетами. Поражались цели на расстоянии 500 метров, в то время как дальность действительного поражения у ППШ составляла 200 метров. Конструкция ударно-спускового механизма АК-47 позволяла вести более меткую стрельбу одиночными выстрелами. В пистолетах-пулеметах после прицеливания и нажатия на спусковой крючок движение массивного затвора вперед приводило к сбиванию положения оси ствола, а в автомате Калашникова в момент выстрела поворачивается лишь небольшая деталь — курок.

Автомат Калашникова с первых же выстрелов показал надежность, ни разу не захлебнулся от напряжения. А оно нарастало вместе с усложняющимися условиями испытаний. То замачивали заряженные автоматы в болотной жиже, то бросали с высоты на цементный пол. Залитый водой, с забитыми грязью щелями, автомат без единой задержки справился с испытательной программой. Потом следовало «купание» оружия в песке — каждая щелка забита им. Ничего — отстрелялся как миленький, только песок, как водные брызги, летел в разные стороны. А вот конкуренты «захлюпали».

Случались казусы, многие из которых становились уроками на всю жизнь. Например, этот. При испытании дульного устройства была показана хорошая кучность боя. Но стрелок-испытатель неожиданно уволился, после чего представители ГАУ не подтвердили показатели кучности.

Выбор финального образца был не прост. Все испытанные автоматы не соответствовали требованиям по кучности стрельбы очередями. Однако заказчик в лице ГАУ предпочел кучности снижение массы и размеров, уделив особое внимание надежности, живучести и простоте обращения. Вот по совокупности этих требований победу одержали Михаил Калашников и его детище, легендарный опытный образец АК-47 № 1.

Свидетельством сложнейшей борьбы, развернувшейся в то время на полигоне, выступает предлагаемый вниманию читателя документ без преувеличения исторического значения. Это протокол № 11 от 10 января 1948 года заседания Научно-технического совета НИПСМВО ГАУ Вооруженных сил по обсуждению результатов полигонных испытаний 1947 года.

«Повестка дня.

1. Рассмотрение результатов испытания автоматов под патрон образца 1943 года конструкторов Калашникова, Булкина и Дементьева. (Докладчик — инженер-майор Лютый В. Ф.)

Слушали: 1. Результаты испытания автоматов под патрон образца 1943 года.

Руководитель испытания инженер-майор Лютый доложил совещанию о результатах повторных испытаний автоматов Калашникова, Булкина и Дементьева после их доработки, рекомендованной полигоном и УСВ, необходимость которой выявилась при первых испытаниях. Товарищ Лютый отметил, что наиболее полно доработка произведена конструктором Калашниковым.

На вопрос “полностью ли удовлетворяет автомат Калашникова тактико-техническим требованиям”, В. Ф. Лютый ответил: “не удовлетворяет по кучности боя при автоматическом огне и некоторым, не основным, служебным характеристикам».

«Обмен мнениями.

Поддубный. По мнению товарища Лютого, автомат Калашникова нужно рекомендовать на серию с одновременной доработкой по улучшению кучности и мелких исправлений. Но доработка кучности дело не легкое. Автомат нужно пускать на серию с существующей кучностью, либо не пускать на серию, пока не будет исправлена кучность боя. В отчете необходимо проанализировать вопрос кучности и веса автомата, увязав с данными автомата Судаева. В остальном я согласен с товарищем Лютым.

Орлов. Я думаю, что мы имеем достаточно оснований для рекомендации автомата Калашникова на серию. Безотказность и живучесть получены хорошие. Кучность боя у всех трех конструкций недостаточно хорошая. Над улучшением кучности боя в автомате Калашникова нужно будет еще поработать в оставшееся до запуска на серию время и в процессе изготовления серии. Образцы Булкина и Дементьева дорабатывать нет смысла.

Лысенко. Прежде чем принять определенное решение, нужно еще продолжить более детальное испытание автомата в разрезе тех требований войск, которые предъявлялись на войсковых испытаниях к автомату Судаева. Автомат Калашникова удовлетворяет в основном всем тактико-техническим требованиям за исключением кучности, а это важный фактор, но ему конструкторы не уделили должного внимания при доработке автоматов. Для улучшения кучности боя путей можно предложить много, но все они для проверки требуют большой и длительной работы. Но что делать с серией, если потребуются большие переделки в автомате для улучшения кучности? Поэтому в отчете нужно дать анализ возможности запуска автомата Калашникова на серию с существующей кучностью боя.

Куценко. В отчете нужно принципиально сказать о кучности боя — допустима ли такая кучность. Я считаю, что необходимо допустить автомат Калашникова на серию с той кучностью, какая есть сейчас. Нужно проверить возможность улучшения кучности боя за счет применения стрельбы с упора на магазин. Необходимо проанализировать также — почему АС-44 все же имеет лучшую кучность боя, чем данные автоматы.

Шевчук. Вопрос о кучности боя весьма серьезный. Я думаю, что на 100 метрах едва ли удастся выполнить задачу при стрельбе из данных автоматов.

Весьма сомнительно, чтобы за 15 дней, как предполагает товарищ Лютый, удалось решить вопрос об улучшении кучности боя. Здесь нужна большая осторожность. Пусть мы поработаем над кучностью даже полгода, но зато не будем вынуждены бросить автомат, когда его забракуют в войсках.

Я предлагаю рекомендовать на доработку по кучности только автомат Калашникова и после доработки рекомендовать его на серию.

Цветков. Автоматы под патрон образца 1943 года испытываются после доработки. Однако конструкторы не выполнили всех указаний полигона по доработке образцов.

Автомат Калашникова является лучшим из представленных после доработки, но и он еще недостаточно хорош, чтобы рекомендовать его на серию для войсковых испытаний, так как имеет недостаточную кучность и живучесть.

Я считаю, что если позволяет время, то необходимо изготовить 10 штук автоматов Калашникова для доработки и экспериментов, после чего уже решать вопрос об изготовлении серии для войсковых испытаний.

Длугий. Весьма сомнительно, чтобы за 15 дней удалось решить вопрос об улучшении кучности; здесь необходимо изучение и исследование на данной конструкции, а не ход “вслепую”, как предлагает товарищ Лютый.

Орлов. Я не понимаю выступлений некоторых наших офицеров. Мы даем автомат на серию и на войсковые испытания с целью замены пистолета-пулемета на более мощный автомат, и в этом отношении кучность автомата не хуже пистолета-пулемета. Но мы даже не ограничиваемся на этом, а предлагаем совершенствовать автомат в процессе изготовления серии. Если мы не рекомендуем автомат на серию, то мы опять будем иметь горький опыт задержки вооружения армии автоматом.

Длугий. На всех автоматах шомполов нет, либо они плохо выполнены. Это не случайно и показывает, что задача здесь не так легка и за 15 дней ее, пожалуй, не решить.

О трещине на автомате Калашникова следует сказать, что подобное явление было и на автомате Судаева (ПП-43), и пока ее не устранили, пришлось много поработать.

Лысенко. Нужно рекомендовать автомат на серию, но в отчете необходимо обосновать, почему можно дать автомат с такой кучностью, подтвердив это соответствующими стрельбами на выполнение задач курса стрельб. В то же время нельзя так легко относиться к вопросу кучности боя, нельзя в улучшении кучности боя идти вслепую — сверлить на стволе дырки и прочее, необходима здесь серьезная работа.

Канель. Что же делать с автоматом, если сейчас заняться изучением кучности? Кучность, конечно, требование весьма серьезное.

Я думаю, что необходимо дополнительно провести стрельбы на выполнение задач по курсу стрельб, и тогда решить, можно ли допустить существующую кучность. Эксперименты по улучшению кучности боя следует производить именно на данной конкретной конструкции автомата.

Путь от серии до валового образца не такой легкий и не такой короткий. Поэтому не следует терять время, а необходимо запускать автомат Калашникова на серию и в процессе изготовления серии преодолевать трудности в отладке серии одновременно с улучшением кучности боя.

Литичевский. При испытаниях автомата Судаева красной чертой проходили два недостатка этого автомата: велик вес и недостаточна безотказность. Испытанные автоматы не имеют этих недостатков, и наиболее обещающим из них является автомат Калашникова.

По живучести деталей и безотказности все автоматы, а особенно автомат Калашникова, дали, я бы сказал, как опытные образцы, блестящие результаты.

Кучность боя остается ниже требований ТТТ, но ее предполагают доработать до изготовления серии.

Я думаю, что проводить доработку автомата Калашникова можно будет в процессе изготовления серии. Но даже при существующем положении автомат решает задачи, стоящие перед пистолетом-пулеметом. Пусть в войсках дадут оценку серийным автоматам при существующей сейчас кучности, а тем временем нужно будет подыскать способы улучшения кучности.

Замечания по доработке, указанные т. Лютым, не так сложны и осуществимы при изготовлении серии.

Охотников. Для правильного решения вопроса, поскольку возникли разногласия, следует обратиться к истории вопроса об автомате. Автомат под пистолетный патрон занял прочное место в системе вооружения армии в Отечественной войне. Между тем война показала, что дальность действительного огня этого автомата мала.

Первым шагом в увеличении дальности действительного огня автоматов было создание АС-44.

По отзывам войск, АС-44 имел недостатки в весе и безотказности, но на кучность боя жалоб не было.

На основании результатов войсковых испытаний АС-44 были составлены новые ТТТ на автомат, по которым и проводилась разработка автоматов под патрон образца 1943 года.

В результате конкурсных испытаний автоматов под патрон образца 1943 года были отобраны и рекомендованы к дальнейшей доработке автоматы Калашникова, Булкина и Дементьева.

Испытание автоматов после доработки показало, что они лучше АС-44 по безотказности, живучести, весу. Да и по кучности АС-44 не лучше данных автоматов, что подтверждается цифрами (выступающий привел показатели кучности из текущих и прошлых испытаний). По безотказности (всего 0,05 процента задержек) к автоматам нельзя предъявить претензии.

По живучести также нельзя предъявить претензии. Трещины в автомате Калашникова и ПП-43 имеют различный характер, в ПП-43 она была от ударов затвора в переднем положении. Во всяком случае, вопрос о трещине должен быть детально исследован и проверен до запуска автомата в серию, но не может служить причиной задержки запуска серии.

Доработку автомата Калашникова полигон брать на себя не должен, это должен осуществить под руководством конструктора завод, на котором будет изготовляться серия.

Рекомендовать составной шомпол нельзя — это противоречит ТТТ. Не следует также ограничивать конструктора в отработке спускового механизма (разбирающийся или неразбирающийся).

Вопрос о кучности боя автоматов с деревянным и железным прикладами нужно тщательно проанализировать.

Лютый. Некоторые товарищи, выступавшие здесь, заблуждались, говоря, что при войсковых испытаниях к АС-44 по кучности боя претензий не было. Претензии были.

Я все же считаю, что за время, оставшееся до запуска автомата на серию, полигон, конечно, может кое-что сделать для улучшения автомата Калашникова и даже за 15 дней можно кое-что испытать в направлении улучшения кучности. Я считаю, что Калашников должен дорабатывать чертежи автомата на полигоне под нашим наблюдением…»

Итог выступлениям подвел председатель Научно-технического совета Иван Тихонович Матвеев:

«АК можно рекомендовать в серию с существующей кучностью. Он удовлетворил всем остальным пунктам тактико-технических требований. А оружие под патроны образца 1943 года требуется уже сейчас, и отзывы войск необходимо получить в этом году. В противном случае возникнет задержка в отработке системы вооружения армии».

Приведем решение Научно-технического совета от 10 января 1948 года (протокол № 11), окончательно определившее судьбу АК-47:

«1. Автоматы, изготовленные по ТТТ № 3132, в которых учтены замечания войск по результатам испытаний АС-44 и доработанные по результатам предшествующих полигонных испытаний, являются шагом вперед в сравнении с АС-44 по пути отработки автомата, удовлетворяющего современным боевым требованиям.

2. Лучшие результаты из числа испытанных автоматов показал автомат Калашникова, который по безотказности работы автоматики, живучести деталей в основном удовлетворяет тактико-техническим требованиям и может быть рекомендован для изготовления серии и последующих войсковых испытаний с полученной кучностью боя, так как последняя не уступает кучности боя АС-44.

3. До запуска в серию предложить заводу, на который будет возложено изготовление серии, под руководством конструктора устранить все недостатки (за исключением кучности боя), обнаруженные в процессе испытаний.

Особое внимание обратить на проверку прочности коробки в месте соединения с вкладышем.

Головные образцы от серии подать на полигонные испытания.

4. Работы по исследованию вопросов улучшения кучности боя автомата вести параллельно в срочном порядке, не задерживая выпуск серии.

5. Образцы Булкина и Дементьева рекомендовать к доработке не следует».

Председатель НТС инженер-полковник Матвеев поставил на голосование проект решения, предложенный инженер-полковником Охотниковым. Последовательно голосовали за решения «за основу» и «в целом» — единогласно.

Подписали исторический документ председатель НТС инженер-полковник Матвеев и секретарь НТС инженер-капитан Зедгенизов.

Таким образом, 7,62-мм автомат Калашникова под патрон образца 1943 года был рекомендован для изготовления серии и последующих войсковых испытаний.

Этот протокол говорит о том, как непросто принималось решение. Были споры и разные мнения. И все же было принято единственно правильное решение, отдавшее предпочтение изобретению неименитого, никому не известного конструктора-самородка, не имевшего специального образования. Это свидетельствует также о высоком профессионализме, объективности, непредвзятости специалистов ГАУ, открывших «шлагбаум» для триумфального шествия по миру великого достижения русской оружейной мысли.

Министерством вооружения было принято решение об изготовлении первой партии автоматов для проведения войсковых испытаний на Ижевском мотозаводе, производившем в годы Великой Отечественной войны пулеметы «максим».

В приказе начальника 5-го Главного управления Министерства вооружения К. Н. Руднева от 14 июня 1948 года отмечалось, что на 11 июня 1948 года было изготовлено 500 автоматов.

М. Т. Калашников:

«Первая партия автоматов АК-47 и АКС-47 была выпущена в июле 1948-го с незначительной задержкой от намеченного военными срока. Осуществлявшие приемку военпреды майор С. Я. Сухицкий и капитан Л. С. Войнаровский тщательно проверяли все узлы и механизмы.

…Солдаты, грузившие тяжелые опломбированные ящики в вагон, с каким-то недоверием посматривали в мою сторону. Видимо, им сказали, что это я, сержант, являюсь творцом того, что содержится в этом специально охраняемом грузе».

А в декабре 1948 года главный инженер завода № 74 доложил в ГАУ: «…В результате доработки в чертежи внесено 596 изменений, из них 228 конструктивного характера, 214 технологических и 154 изменений-уточнений».

Официальный документ о принятии на вооружение 7,62-мм автомата Калашникова (АК) (индекс 56-А-212) и 7,62-мм автомата Калашникова со складывающимся прикладом (АКС) (индекс 56-А-212М) выйдет через полтора года. Это будет Постановление Совета министров СССР от 18 июня 1949 года.

1947 год стал для нашей страны не только годом раскрытия секрета атомной бомбы, отмены продовольственных карточек и проведения денежной реформы, но и годом создания лучшего автоматического оружия всех времен и народов. По мнению журнала «Форбс», именно на этот год пришлось особенно много инноваций, преобразивших мир. Это и сотовый телефон, и микроволновая печь, и транзистор, и пластмассовая посуда.

Л. Г. Коряковцев:

«Мог ли Калашников, не имея специального образования, победить в этой борьбе своих более опытных конкурентов? Да, мог! Природа наградила его огромным конструкторским дарованием, на его задатки еще в 1942 году обратил внимание профессионал оружейного дела Благонравов.

Газовый двигатель его системы в сочетании с конструкцией основного ведущего звена автоматики — затворной рамы — отличался надежностью, а его расположение над стволом обеспечивало простоту присоединения подвижных частей к автомату. Этому способствовала и особенность соединения их со ствольной коробкой. Запирание канала ствола автомата осуществлялось компактным и прочным поворачивающимся затвором. Его ведущий выступ, взаимодействующий с затворной рамой при повороте, расположен так, чтобы обеспечить наиболее выгодные условия совместной работы рамы и затвора. Калашникову удалось объединить затвор с затворной рамой в один узел, легко отделяемый и присоединяемый одной рукой при разборке и сборке автомата. Ему также удалось создать условия для его свободного перемещения по направляющим ствольной коробки при любых эксплуатационных условиях. Подвижные части были надежно защищены крышкой ствольной коробки, закрепляемой самым простейшим и удобным способом.

Конструктор применил уже опробованный им в предыдущих разработках свой вариант анкерного ударно-спускового механизма, сумев сделать его значительно более простым и технологичным, чем во многих образцах, где подобные по принципу действия механизмы применялись давно и широко».

Добавим, Калашников для уменьшения задержек при стрельбе придумал страгивание гильзы. Во время выстрела пороховые газы раздувают гильзу. Из-за ее неудачной конусности в патроннике срабатывает эффект притертой пробки. Гильза как бы залипает, а то и вовсе заклинивает. Так вот в «калаше» есть специальный крючочек, который гильзу перед выбросом как бы сдергивает, страгивает с места, и потом она легко экстрактируется. Таким образом, Михтим успешно решил проблему недостаточного качества патрона и его конструкции.

На вопрос «мог ли простой парень создать автомат?» у истории есть несколько вариантов утвердительного ответа. Калашников — только один из них. Юджин Стоунер, создатель американской винтовки М 16, тоже не имел специального образования, как и Калашников, он был простым солдатом во время Второй мировой войны. Еще один американец — Ронни Барретт, фотограф и стрелок-любитель, создал дальнобойную самозарядную снайперскую винтовку 50-го калибра (12,7-мм). Под названием Barett М 82 она успешно эксплуатировалась в американской армии во время операции «Буря в пустыне» в 1991 году. Говорят, что первые образцы своей винтовки Ронни продавал себе в убыток за 3700 долларов при себестоимости свыше 6000.

Освоение и внедрение войсковой партии автоматов Калашникова в количестве 500 штук будет осуществлено в Ижевске на мотозаводе, а массовый выпуск на Ижевском машиностроительном заводе. Все только начиналось…

В 1960 году исторический образец с гравировкой на крышке ствольной коробки «АК-47 № 1» был передан на постоянное хранение Военно-историческому музею артиллерии, инженерных войск и войск связи в Ленинграде.

В 1999 году М. Т. Калашников открыл на фасаде производственного корпуса Ижевского мотозавода мраморную мемориальную доску с бронзовым изображением в натуральную величину легендарного автомата из первой опытной серии. Скульптор П. К. Менделеев сделал точную копию с того экземпляра, который хранится в музее завода.

Для завоевания места под солнцем АК-47 понадобилось чуть более двух лет, хотя обычно для этих целей новому образцу требуется от пяти до семи лет испытаний.

218399562.jpg

 

 

 

 

 

 

 

 

Из книги А. Ужанов «Михаил Калашников» (Серия ЖЗЛ, 2009)



Ссылка на оригинальную статью Об истории создания АК-47

create by Maple4 Site Creator 11/2018

Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru