Нидерландская революция


Нидерландская национально-освободительная война стала причиной дальнейшего упадка династии испанских Габсбургов, правившей Священной Римской империей. А ведь будучи частью владений императоров Карла V, а затем Филиппа II маленькая Голландия приносила в государство доходов ВЧЕТВЕРО больше, чем заморские колонии.

В 16 веке в составе обширной Священной Римской империи особое место занимали территории, расположенные на побережье Северного моря по Нижнему течению и в устьях рек Шельды, Мааса и Рейна — Нидерланды.

История этих земель чрезвычайно богата событиями.

В Средние века они входили в состав различных государств пережили множество войн, восстаний, мятежей, но централизованное государство здесь так и не было создано. И лишь с воцарением Карла V 17 нидерландских провинций, расположенных на территории современных Бельгии, части Франции, Люксембурга и Голландии были объединены в единое государство.

Это были самые густонаселенные земли Европы, на сравнительно небольшой территории находились 300 городов и 6500 деревень.

Со времен раннего средневековья здесь бурно развивались торговля и ремесло, а удобное географическое положение в устье нескольких судоходных рек способствовало росту купечества.

Города Антверпен, Брюгге, Лейден, Амстердам уже в 11-14 веках выделялись как крупные торговые центры.

В конце XV начале XVIвеков Нидерланды процветали.

В стране бурно развивалось ремесло, прежде всего пивоварение, сукноделие и ткачество. Здесь появились первые мануфактуры. Все большее влияние приобретала буржуазия.

Огромное значение для страны имели отрасли экономики, связанные с морем: рыболовство, морская торговля, судостроение, производство парусов и канатов. В Нидерландах было много верфей, особенно крупные предприятия по постройке кораблей располагались в Гааге и Антверпене. В бассейне реки Маас развивались металлургия и горнорудная промышленность.

Нидерланды состояли из нескольких провинций, среди них самыми развитыми экономически были Голландия и Зеландия, где кроме бурного развития мануфактур и верфей немалую роль играла и сельское хозяйство.

Хорошо известно ,что в Нидерландах всегда не хватало пахотной земли - еще в XII веке море затопило низкие участки суши побережья.

Но к концу XIII века трудолюбивые жители Нидерландов создали уникальную систему плотин, дамб и каналов, позволивших освоить заболоченные или заливавшиеся при наводнениях низменные районы.

В результате многие города, деревни, пашни и луга располагались на польдерах - землях, находившихся ниже уровня моря.

Собственно именно отсюда и произошло название страны, ведь «нидерланд» по-голландски означает низменность или нижняя земля.

Другое название - страна каналов - подчеркивает рукотворность благополучия этой территории.

С начала XIVвека в Голландии занятие сельским хозяйством стало чрезвычайно выгодным и прибыльным. Отвоеванное у моря земля оказалось весьма плодородной, а мягкий климат позволял развивать товарное и сельскохозяйственное производство, в том числе и молочное животноводство.

Постепенно бурно развивавшаяся Голландия оттеснила другие провинции на второй план, поэтому со временем всех жителей Нидерландов стали называть голландцами.

С начала XVI века в Нидерландах шло становление капиталистических отношений и в сельском хозяйстве и в промышленности.

Страна быстро богатела и для императоров Священной Римской империи, которыми к этому времени стали короли из династии Габсбургов и перенесшие центры империи в Испанию, Нидерланды представляли огромную ценность.

Эта небольшая территория давала в казну 2 миллиона золотых станет ежегодно, что было в четыре раза больше того, что Испания получала от своих колоний в Америке.

Испания старалась как можно больше получить от своей провинции, а для Нидерландов иноземный гнет с каждым годом становился все тяжелее.

Король Испании Карл V вырос в Нидерландах, поэтому голландцы надеялись что став императором он будет милостив к своим землякам.

Но эти надежды не оправдались, для Карла интересы Испании и Священной римской империи всегда были важнее нужд Нидерландов.

Главной опорой испанского владычества и феодальных порядков в Нидерландах стала католическая церковь, поэтому все сторонники освобождения от гнета Габсбургов собирались под знаменем кальвинизма.

Постепенно даже среди дворян появлялась все больше приверженцев реформации.

После того как Карл V отрекся от престола, Нидерланды достались новому королю Испании, Филиппу II.

Самому Филиппу было некогда посещать отдаленные провинции своей огромной державы, поэтому управление Нидерландами он доверил своей наместнице - герцогине Маргарите Пармской.

Видимо он не вполне доверял ее талантам, поэтому дал ей надежного помощника - кардинала Гранвеллу.

При Филипе II положении дел еще более ухудшилось. Филипп считал, что его страна - Испания, а прочие его владения лишь испанские колонии. Он запретил голландским купцам торговлю с Англией и въезд в испанские владения в новом свете, а также ввёл высокую пошлину на ввоз в Нидерланды испанской шерсти.

Это очень больно ударило по интересам голландской заморской торговли и суконной промышленности.

Издавна Нидерланды пользовались внутренним самоуправлением. Генеральные штаты - так в Нидерландах называли парламент - стали собираться в этой стране еще с 15 века. Филипп не желал терпеть таких вольностей и всячески сокращал права голландских выборных органов.

Кроме того Филипп был ревностным католиком и распространение протестантизма в северных провинциях империи весьма беспокоило короля и он разрешил испанский инквизиции начать свою деятельность в Голландии.

В 1563 году инквизиторы приговорили к сожалению на костре всех жителей Нидерландов как неисправимых еретиков. Теперь испанцы презрительно называли голландцев недосожжёнными и медленно приводили в исполнение чудовищный приговор.

По стране запылали костры аутодафе.

Для того, чтобы быть схваченным было достаточно простого доноса. Недостатков в доносчиках не было, так как за эту работу доносчику полагалась часть имущества казненных. Другая часть направлялась в испанскую казну.

Всё это вызывало возмущение голландцев в стране, становилось все больше кальвинистских общин.

Во главе их стояли консистории, состоявшие из революционно настроенных представителей буржуазии.

Значительная часть голландского дворянства также была недовольна политикой Филиппа II. Дворяне создали Союз Дворян или Компромисс. Во главе Компромисса стояли представители древнейших родов Вильгельм Оранский, Эгмонт и Горн.

5 апреля 1566 года участники Компромисса подали в Брюсселе испанской наместнице Маргарите Пармской требования прекратить аресты протестантов и нарушений древних прав и вольностей нидерландских провинций.

Маргарита отвергла эти требования.

По преданию, руководители Компромисса пришли на прием к Маргарите одетые подчеркнуто скромно - никаких драгоценностей, мехов, кружевных воротников или манжет.

Тем самым они пытались показать наместнице, что ее действия в конец разорили страну.

Гранвелла, пытаясь посмеяться над дерзкими требованиями голландцев заметил, обращаясь к наместнице:

«Смотрите, к нам какие-то оборванцы пришли».

По голландски «оборванец, нищий бродяга» звучит как «гёз».

В ответ на насмешку вожди Компромисса сказали, что будут с гордостью носить это до тех пор, пока Маргарита не выполнит их требований.

Прошло несколько лет и слово гёз приобрело совсем другой смысл

Притеснения властей и беззакония инквизиторов вызвали в Нидерландах в 1566 году народное восстание, названное иконоборческим.

Мятеж охватил всю Фландрию и был направлен, в первую очередь, против католической церкви. Всего в ходе восстания
было разгромлено около пяти с половиной тысяч церквей и монастырей.

После этого даже королевским наместникам стало ясно, что череда аутодафе не укрепляет, а расшатывает спокойствие в стране Маргарита Пармская согласилась на введение для кальвинистов некоторых свобод. Инквизиторам было велено попридержать пыл.

Руководители Компромисса решили, что добились своих целей, ведь их требования действительно были почти полностью
выполнены. При этом и дворяне компромисса и бюргеры из кальвинистских консисторий были напуганы
размахом иконоборческого восстания.

Состоятельные горожане опасались:

«Сегодня они громят церкви, а на кого они обратят свой гнев завтра? Испанский гнет - плохо. Да бунт городской черни - еще хуже».

Чтобы не дать восставшим воспользоваться знаменем антииспанской организации, было решено распустить Союз согласия.

Многие его участники даже приняли участие в подавлении восстания.

О своей непричастности к мятежу объявила также большинство Консистории.

Филипп II был чрезвычайно возмущен событиями в Нидерландах.

Более того, он полагал, что к восстанию привело решение Маргариты Пармской о смягчении католических репрессий.

Хитрые голландцы обхитрили мою наместницу, - думал король, да и я хорош - назначил на такой ответственный пост простодушную итальянку и она подвела, тут нужен наместник со стальной волей -настоящий испанец.

За этими размышлениями последовали действия.

Летом 1567 года для наведения порядка в стране в Нидерланды вступила испанская армия. Ее вел новый наместник короля Филиппа - герцог Альба.

Это был прославленный полководец, не раз отличившихся в сражениях. Кроме того, Альба был фанатичным католиком. После его прибытия в Нидерланды, Маргарита Пармская отправилась на родину, а Гранвелла был переведен наместником в Неаполь.

Филипп твердо решил железной рукой навести порядок в своевольном владении и герцог Альба очень хорошо подходил для роли усмирителя.

Всякий, кто смел возражать воле испанского короля отправлялся на плаху, виселицу или костер.

22 августа 1567 года герцог Альба вошёл в Брюссель во главе 10-тысячного войска. Альба приехал с инструкцией Филиппа, которая повелевала, захватив почётнейших граждан страны, казнить их, конфисковать в казну их имущество и насадить католицизм. Смерть обвиняемых была заранее решена. Но из трёх вождей Альбе удалось арестовать только двух. В течение трёх месяцев Альба послал на эшафот до 1800 человек.

Всего шесть лет Альба правил Нидерландами, но за это время он успел казнить более 11 тысяч человек.

Специально для расправы с врагами Филиппа II герцог Альба учредил совет по делам о мятежах. Этот совет вынес столько смертных приговоров, что в народе его прозвали «Кровавым советом».

Прибыв в Нидерланды, Альба вызвал к себе лидеров Компромисса.

Графы Горн и Эгмонт приехали к Альбе. Они не чувствовали себя в опасности. Дворяне подали прошение и наместница его удовлетворила. Они думали, что опасаться им нечего. Но для Альбы они были бунтовщиками, посмевшими противиться воле короля, поэтому Горна и Эгмонта объявили изменниками и казнили.

Вильгельм Оранский, также вызванный к наместнику, предусмотрел такой поворот событий и уклонился от визита. Вместо этого он уехал в Германию и начал собирать там наёмное войско для войны за освобождение своей родины.

Но как показали последующие события, Альба не зря пользовался славой умелого полководца, а испанская пехота считалась в те годы лучшей в Европе. Все походы войск Вильгельма Оранского всякий раз заканчивались поражением.

Между тем, жизнь в Нидерландах становилось все тяжелее.

Правительство Филиппа ввело специальные законы против еретиков. По стране вновь потянуло гарью от аутодафе.

Но, кроме наведения религиозного порядка в стране, герцогу Альбе было поручено увеличить доходы с этой провинции. Для этого в стране был введен особый налог алькабала.

Согласно ему, десять процентов от стоимости любой торговой сделки следовало отдать королю. Голландцы по поводу этого налога горько шутили, что вещь перепроданная 10 раз достается королю целиком.

В Испании, где товарно-денежные отношения были пока не очень развиты, такой налог был еще допустим, но в Нидерландах торговля была одним из важнейших занятий, поэтому тут алькабала вела к быстрому разорению большинства бюргеров недовольству новыми порядками.

Повсеместно многие голландцы уходили в леса и оттуда нападали на испанцев и испанских прислужников. Теперь именно таких борцов с испанским игом называли лесными гёзами.

Но Нидерланды - равнинная страна, поэтому множество голландских мореходов стало морскими гёзами. Они нападали на испанские суда и высаживали свои десанты, действовавшие против испанцев на побережье.

Однако ни одно судно не может бесконечно находиться в море, его нужно где-то чинить, команде надо где-то покупать провиант и боеприпасы да и просто отдыхать.

Поскольку в Нидерландах, Испании и Франции, которая была союзницей Испании, сделать это было почти невозможно, был найден неожиданный выход.

В те годы королева Англии Елизавета I боролась с Испанией за владычество на море. До открытой войны дело не дошло, но обе страны не упускали возможности навредить друг другу.

Так морские гёзы получили пристанище в Англии.

Конечно, Альба скоро выяснил откуда к голландским берегам приплывают маленькие кораблики морских оборванцев. Филипп Второй написал гневное письмо в Лондон, угрожая интервенцией на Британские острова.

Англия в то время была не готова к войне, поэтому Елизавета велела голландским повстанцам покинуть пределы ее страны.

Но у этого решения был неожиданный результат.

До него у гёзов не было единства в действиях. Отдельные капитаны совершали набеги на испанцев по собственному разумению. Эти булавочное уколы, конечно, беспокоили испанцев, но не представляли угрозы. Теперь же весь флот гёзов одновременно был вынужден выйти в море.

Деваться морским оборванцам было некуда, поэтому они отправились на родину, а так как они были вынуждены собраться вместе, то теперь они представляли значительную силу.

1 апреля 1572 года объединенный флот морских гёзов захватил город Брилль. Альба в это время преследовал отступавшую армию Вильгельма Оранского.

Герцог Альба

Фернандо Альварес де Толедо и Пиментель (29 октября 1507 — 11 декабря 1582, Лиссабон, Португалия) известный как Великий Герцог Альба — испанский государственный деятель и военачальник эпохи Контрреформации

Узнав о событиях в Брилле, он решил, что речь идет об очередном набеге морских гёзов.

Очевидцы вспоминали, что от гонца из Голландии он отмахнулся: это неважно.

Альба снова склонился над картой восточных Нидерландов. Ему казалось, что догнать отступавшего в Германию Вильгельма гораздо важнее.

Это была самая большая ошибка опытного полководца, стоившая Испании богатой провинции (на самом деле — только её части).

Захват Брилля стал сигналом к всеобщему восстанию в Голландии и Зеландии.

Под руководством уважаемых земляками дворян и бюргеров горожане, рыбаки и крестьяне создавали военные отряды, свергали сотрудничавшие с Испанией местные власти, истребляли испанцев и их приспешников, громили церкви и монастыри.

Летом того же года в городе Дордрехт собрались представители восставших провинций. Они объявили себя новыми Генеральными Штатами, которые организуют управление Нидерландами без испанских инквизиторов и солдат.

Еще через два года там же собрался протестантский синод. Теперь у кальвинистов Нидерландов была своя организация. Конечно все понимали, что Альба не оставит это выступление без наказаний, поэтому восставшие назначили Вильгельма Оранского главнокомандующим всеми войсками освободившихся провинций.

В 1573 году Филипп отозвал из Нидерландов Альбу, но новый испанский наместник получил приказ любой ценой подавить восстание.

В 1574 году испанские войска снова одержали победы над восставшими.

Основные центры сопротивления, в том числе Лейден, были осаждены. Жители этого города отчаянно отбивались, но у них подходили к концу запасы продовольствия.

Казалось, помощи ждать неоткуда... И все же лейденцы продолжали сопротивляться.

Когда у нас в городе кончатся все голуби, мы будем есть крыс и кошек, но вы не войдете в наши города — отвечали они на требования испанцев сдаться.

Командовавший обороной города Вильгельм Оранский приказал открыть шлюзы на дамбах, которые защищали приморские низменности от затопления.

Принц Вильгельм I Оранский Молчаливый

Вильгельм I Оранский, по прозвищу Молчаливый; родился 24 апреля 1533 в родовом имении в Дилленбурге — погиб 10 июля 1584 Делфт — принц Оранский, граф Нассауский, первый штатгальтер Голландии и Зеландии, лидер Нидерландской революции.

Лучше морю, чем испанцам, - решили борцы за свободу, и морские волны хлынули на поля.

В Нидерландах всегда было много каналов. Теперь они стали фарватерами, по которым морские корабли гёзов проникли к городу и смогли снять его осаду. Спасаясь от наводнения, испанцы вынуждены были отступить.

Эти действия голландцев так поразили испанских военачальников, что один из них так доносил королю:

Ваше Величество, я отступаю не перед голландскими бунтовщиками, а перед взбесившийся морем, которое хлынуло туда, где его не должно было быть.

Зажатые между огромными областями затопления, они вынуждены передвигаться по узким насыпям и редким холмам. Испанские войска потеряли возможность маневрировать.

Корабли гёзов неожиданно нападали на них, подходя по руслам рек и каналам. Отряды повстанцев перешли в общее контрнаступление.

Испанские солдаты сражались умело, но в казне наместника не хватало денег на уплату жалования.

Тогда испанская армия взбунтовалась.

Вместо того, чтобы сражаться с гёзами на севере, испанские солдаты предпочли уйти на юг и самостоятельно награбить причитающиеся им жалованье. Они захватили и разграбили Антверпен. Это вызвало всеобщее возмущение в Нидерландах.

Вскоре восстание перекинулось и на южные районы страны. В 1576 году антииспанское выступление произошло в Брюсселе.

В том же году собрались Генеральные Штаты всех провинций Нидерландов для того, чтобы решить два вопроса: о продолжении войны и преодолении религиозной розни в стране.

Однако начать войну оказалось проще, чем ее завершить.

С одной стороны дворяне и бюргеры опасались перерастания антииспанского восстания в мятеж бедняков против зажиточного населения, с другой стороны — деления страны на две части по религиозному принципу (если север почти полностью принял кальвинизм, то южные провинции остались верными католицизму).

В значительной степени это различие было вызвано и экономическими причинами.

Северные провинции были заинтересованы в торговле с Англией, Прибалтикой и заморскими колониями, а южные торговали в основном с католическими державами — Испанией и Францией.

На севере становилось все больше мануфактур, а на юге ремесло все еще имела цеховую организацию.

Поэтому для южан, брюссельцев и антверпенцев, жители северных городов, Амстердама и Лейдена, были в одно и тоже время и товарищами по борьбе с испанцами, и удачливыми соперниками в ремесле.

Хорошо им в Амстердаме, - рассуждали брюссельцы, — говорить о независимости: они как торговали с Англией и Швецией, так и будут торговать, а если мы отделимся от Испании, куда мы будем продавать наши кружева? Кальвинисты роскошь осуждают, им кружева не нужны - вот и получается, им независимость, а нам - сплошное разорение.

Эти противоречия были преодолены в 1576 году, когда состоялось, так называемое Гентское умиротворение — соглашение между кальвинистскими и католическими провинциями. В результате подписания этих договоренностей удалось восстановить единство Нидерландов.

Нидерландская революция ХVI века - глазами Испании

Восьмидесятилетняя война стала одним из первых успешных расколов в Европе и привела к появлению первых современных европейских республик.

В стране была запрещена деятельность инквизиции и провозглашена свобода совести, однако многие важные вопросы так и остались нерешенными. Так и не была проведена секуляризация церковных земель.

Авторы Гентского умиротворения не решились и открыто объявить о разрыве с Филиппом II.

Король испанский на словах признавался государем, но на деле Генеральные Штаты все вопросы решали сами.

Испанский наместник формально признал Гентское умиротворение. А в 1577 году, спустя несколько месяцев, испанские войска захватили важную крепость Намюр и начали готовиться к подавлению восстания.

В Нидерландах снова развернулась ожесточенная борьба, теперь между сторонниками борьбы за независимость и желавшими примирения с королем. Иногда дело доходило даже до вооруженных столкновений. Страна стояла на пороге гражданской войны.

В 1578-79 годах вспыхнуло мощное крестьянское движение. Восставшие крестьяне, которых нещадно грабили и свои, и испанские солдаты, прекратили выплату налогов Генеральным Штатам, несение феодальных повинностей своим господам, принимавшим сторону испанцев, захватывали земли дворян и католической церкви, громили замки, истребляли мародеров.

Несмотря на все старания, единственному полководцу Нидерландов, который пользовался любовью и поддержкой народа, Вильгельму Оранскому, не удалось примирить вчерашних соратников.

В 1579 году дворяне нескольких южных провинций заключили свой собственный договор с королем Филиппом, полностью признав его право на власть в стране.

В ответ на это 23 января 1579 года северные провинции заключили Утрехтскую унию, направленную против испанцев.

Этот союз предусматривал единое командование армией северян во время войны, единую внешнюю политику, единую денежную систему.

О низложении испанского короля прямо не объявлялась, но никакой власти государю создатели унии не оставляли.

Все вопросы государственного управления должны были решаться Генеральными Штатами и назначенными ими чиновниками.

Создание унии на самом деле означало создание нового государства. Вильгельм Оранский не сразу поддержал унию. Он и его сторонники еще надеялись сохранить единство страны.

Однако этим планам не удалось осуществиться. Узнав о решении Вильгельма Оранского, в 1580 году Филипп II объявил его вне закона.

После этого у руководства унии появился предлог открыто заявить о низложении короля и создании независимого государства.

Сначала в него вошли пять провинций потом к унии присоединились еще две. После этого в 1588 году было официально объявлено о создании Республики Соединенных Провинций.

Некоторые города южных провинций тоже пытались присоединиться к Утрехтской унии, но были захвачены испанскими войсками,
перешедшими в наступление в ходе начавшейся испано-нидерландской войны.

Военная удача в этой войне была ВНОВЬ на стороне испанцев.

Искусство испанских генералов и храбрость кастильских солдат, которыми лично командовал новый наместник Александр Фарнезе, принесли войскам Испании победу.

Возможно военные успехи испанцев были обусловлены еще и тем, что армия Нидерландов лишилась своего командира — в 1584 году от руки наёмного убийцы погиб Вильгельм Оранский.

Так или иначе, но к 1585 году испанцы захватили Брюссель и Антверпен, и, таким образом, полностью овладели южными провинциями.

Но продвинуться дальше на север им уже не удалось.

Во главе войск Утрехтской унии встал сын убитого полководца Мориц Оранский.

Война продолжалась с переменным успехом ещё 20 лет. В ней было много сражений, походов, осад. Ни голландское ополчение, ни набранные в Германии наемники, ни присылаемые из Англии подкрепления не могли, как правило, сражаться на равных с испанской пехотой. Но и Испания в эти годы вела несколько войн одновременно, поэтому ее армии постоянно не хватало последнего усилия для победы над Нидерландами.

Эта страна, изрезанная реками и каналами не давала испанской армии развернуться, а в городах и на укрепленных позициях сторонники независимости сражались до последнего.

Разгром Непобедимой Армады окончательно лишил Испанию надежд противостоять своим врагам на море.

С каждым годом война с непокорной колонией обходилась испанскому королю все дороже.

Наконец в 1609 году было заключено перемирие, по которому Испания признала независимость Республики Соединенных Провинций.

Так в результате национально-освободительной войны против испанского владычества на севере Нидерландов образовалась независимая республика. К власти в Голландии пришли люди занимающиеся капиталистическим предпринимательством, то есть буржуазия.

Поэтому события борьбы Нидерландов за независимость часто называют Нидерландской революцией или первой буржуазной революцией, в которой буржуа боролись за уничтожение феодального строя и создание собственного государства.

При этом, поскольку в это время интересы дворянства и представителей третьего сословия еще не вступили в явное противоречие, то бюргеры и дворяне северных провинций выступили вместе и вместе добились победы.

Одной из главных движущих сил Нидерландской революции была протестантская церковь.

Кальвинизм отвечал идеалам буржуазии, поэтому чем сильнее в провинции были развитые капиталистические отношения, тем больше там было кальвинистов.

Вильгельм Оранский пытался добиться веротерпимости и объединить в одной стране и кальвинистские, и католические провинции.

Жизнь показала, что эти планы были хороши только на бумаге.

Католики и кальвинисты в жизни стремились к разным идеалам. Они ощущали мир вокруг себя по-разному, поэтому разделение Нидерландов на две страны было естественным. Спустя много лет северные и южные провинции объединились, но ненадолго.

Те причины, которые вызвали разделение провинций в XVI веке, остались и через несколько лет католическая Бельгия уже навсегда отделилась от протестантских Нидерландов.

 

Теги к статье

Интересное История

Поделиться статьёй и ссылки

Комментарии

 

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Для авторизации - кликните ЗДЕСЬ

    Нейросеть - это просто. Но...

    ... но не всё она может решить оптимально. В любом случае, требуется дополнительная обработка под КАЖДОЕ решение задачи.

    Бить по воробьям. Успешно

    Как исчезновение птиц стало одной из важнейших причин великого китайского голода в XX веке?

    Немецкие «языки». Охота разведчиков

    Михаил Крейнцин - уникальный человек, ветеран разведчик, который почти всю войну с 1941 по 1945 провел на передовой и постоянно ходил в разведку оперативного тыла немцев, добывая ценные данные и таская языков.

    Аэций. Последний римлянин, первый варвар

    Аэций - победитель Аттилы и фаворит Галлы Плацидии - был яркой и неординарной личностью, в которой удивительным образом сочетались римская доблесть с психологией варвара-наемника, благородство и верность долгу с вероломством и склонностью к интригам.

    Похожие статьи