Испанская империя. Становление


Испанская империя растянулась на два континента в пределах жизни одного поколения. Как стало возможным, чтобы столь малыми силами, да еще в такой короткий срок испанцы покрыли огромные расстояния и захватили сложившиеся государства ацтеков и инков?

Испанская империя до сих пор входит в пятерку  самых больших государств в истории человечества. 

Открытия и завоевания испанцев стали для Европы  своеобразным шагом в новое измерение. Недаром, так же, как падение Римской империи, плавание  Колумба дало начало новой исторической эпохе, ведь само представление о мире стало другим.

Испанская колониальная Империя в Америке к 1790 году.

А в  новой эпохе появились и империи нового образца:  

колониальные, раскинувшиеся  на нескольких континентах, над которыми, как известно,  "никогда не заходит солнце".

Беспрецедентной заморской экспансии испанцев  предшествовала их долгая борьба за власть  на Пиренейском полуострове. Начиная с 8 века,  когда существенная часть Испании была захвачена  Омейядским халифатом, христианские государства  вели долгие войны с мусульманами.

Борьба эта не  была постоянным и последовательным процессом  и растянулась в итоге на несколько столетий,  но к 15 веку уже подходила к концу. Решающим  шагом, обеспечившим окончательное вытеснение  мавров из Испании, стало объединение сильнейших  испанских королевств Кастилии и Арагона путем  династического брака Изабеллы Кастильской  и Фердинанда Арагонского в 1469 году. Тем самым  была заложена основа будущей Испанской империи.  Падение последнего мусульманского государства  на полуострове - Гранадского эмирата -  случилось именно в год плавания Колумба,  в 1492 году.

Пиренейские государства в 1250-1492 годах.

Завершение Реконкисты во многом развязало  испанцам руки для того, чтобы переключиться  на внешнюю политику, а также освободило от  постоянной службы большое количество идальго (в средневековой Испании человек, происходящий из благородной семьи и получающий свой особый статус по наследству)  и кабальеро (дворянин, богатый или родовитый человек, нёсший военную службу в кавалерии и обладавший рядом привилегий). В поисках нового занятия многие из  них затем переквалифицировались в конкистадоры.

Стоит отметить, что Испания к тому времени была  признанной морской державой с опорными пунктами  в Средиземном море и Атлантическом океане.  

Королевству Арагон принадлежали южная Италия,  Сицилия и Сардиния. Также в течение всего 15 века  один за другим были завоеваны Канарские острова.  Ну а, собственно, сама легендарная экспедиция  Колумба была следствием комплекса причин,  по которым европейцы стремились найти  морской путь в Индию.

Главной из них,  как и испокон веков, была надежда на  большие прибыли. С падением Византии  ключевые европейские торговые пути на  восток оказались в руках турок-осман,  так что Испания и Португалия искали обходные. Их  конкуренция за новые территории в западной Африке,  а также внутренние конфликты на полуострове,  в 70-х годах 15 века привели к так называемой  Войне за кастильское наследство.

Закончилась  она подписанием Алкасовашского договора,  по которому права на территории южнее  Канарских островов, включая еще не открытые,  оставались за Португалией. Испанцам же  оставалось искать западный путь в Азию.

Первые 25 лет после открытия Колумба испанцы  были заняты освоением Карибских островов.  Здесь они не нашли больших богатств, но  приток первых колонистов начался. Уже во  второй экспедиции генуэзца, через год после  первой, вместе с ним на 17 кораблях прибыло  полторы тысячи поселенцев.

Местное население  пыталось оказывать сопротивление испанцам,  но было практически истреблено.

Тем временем,  новые открытия сыпались как из Рога Изобилия.  

В 1509 году испанцы находят современный остров  Пуэрто-Рико, годом позже высаживаются на Кубе,  еще через год - на Ямайке. Хотя, это, конечно,  был только разогрев. Уже Колумб в ходе своей  третьей экспедиции побывал на на американском  континенте. Ну а когда в 1499 году его монополия на  открытие новых земель была отменена Фердинандом и  Изабеллой, по его стопам Америку бросились десятки  первооткрывателей. Алонсо де Охеда и Америго  Веспуччи исследовали побережье Венесуэлы.

Свое  название Венесуэлла получила в честь Венеции, когда  на одном из островов Веспуччи увидел поселение  на сваях.

Родрииго де Бастидас в 1501 году первым  из европейцев вступил на Панамский перешеек,  а в 1513 Васко Нуньес де Бальбоа первым увидел  американское побережье Тихого океана. Вернулся  он с известием о том, что на юге находится некое  богатое государство. 

Заместителем Бальбоа был  Франциско Писарро, который позднее и пустится  на поиски этой страны.

В том же 1513 г. Хуан  Понсе де Леон открыл побережье Флориды, куда  он направился в поисках источника вечной  молодости.

Подобные легенды не раз заставляли  конкистадоров отправляться в самые рискованные  походы и послужили причиной многих открытий. Но  не все слухи были бесплодными. На полуострове  Юкатан испанцы столкнулись с индейцами майя и  убедились, что народы на континенте достигли  более высокого уровня развития, чем на островах,  а значит, там могли быть богатые государства.  

Отдельно стоит заметить, что уже на этом  этапе освоение новых земель перестало быть  легкой прогулкой для испанцев.

В первых боях  с майя они теряли десятки человек убитыми,  что было много для их небольших отрядов, и кроме  того, многие умирали от тропических болезней. Но  в то же время появлялись и вполне реальные  примеры сказочного обогащения. Например,  Педро Алонсо Ниньо, ранее плававший с Колумбом,  выменял у индейцев с островов близ Венесуэлы  38 килограмм жемчуга. Конечно, такие истории  только увеличивали рвение остальных искателей.

Решающий этап завоевания Америки начался с  того момента, как испанцы стали организовывать  экспедиции вглубь материка. Пока они еще  не представляли себе размеров континента  и продолжали считать его группой островов.  Отсюда возникла их готовность подписать с  Португалией еще один договор о разделе  новых территорий - Тордесильясский,  составленный сразу после открытия Колумба.

По Тордесильясскому договору весь земной шар был разделен на две части по условной линии, проходящей в Атлантическом океане через оба полюса в 370 лигах (свыше 2 тыс. км) от самой западной части островов Зеленого мыса. К востоку от этой воображаемой линии все море и земли признавались владениями Португалии, к западу — Испании.

Разделительный меридиан проходил очень далеко от Карибских островов, и испанцы никак не могли предположить, что он зацепит и Новый Свет. В итоге,  когда португальцы открыли побережье  Бразилии, эта колония осталась за ними.

Несмотря на кажущийся авантюризм экспедиций  конкистадоров, они готовились к ним настолько  тщательно, насколько позволяли их  знания и опыт. Кортес до своего  знаменитого похода прожил в Америке 12 лет,  а Писарро - восемнадцать.

Соответственно,  в экспедиции они предпочитали брать опытных  людей, что сильно сужало их выбор.

Также во  время покорения Карибских островов сформировались  официальная система отношений между конкистадорами  и королевской властью. Были четко сформулированы  полномочия первооткрывателей, определена доля их  награды и доля, причитающаяся короне.

К примеру,  командиры были обязаны не просто вести дневник,  но и зачитывать его подчиненным, чтобы те  могли подтвердить их слова. Благодаря этому,  сведения об экспедициях дошли до нас в большом  количестве. Конкистадоры организовывали походы  за свой счет и обязывались отчислять короне  пятую часть всей добычи.

Заключался договор,  в котором обговаривались мельчайшие детали,  начиная от сроков экспедиции и численности отряда,  заканчивая запретом на дуэли и азартные игры.  Далее, конкистадоры обязывались заселить открытые  ими территории, а значит основать определенное  количество поселений с указанным числом жителей.  

До выполнения этого пункта командующий, или  генерал-капитан, не мог получить разрешение на  следующую экспедицию, так что колонизация была  одним из основополагающих условий конкисты. Из  него вытекало и другое, еще более важное. Указания  короля прямо говорили об установлении контакта с  местным населением и о взятии его под испанское  покровительство.

Нельзя было отнимать имущество  индейцев и принуждать их к чрезмерному труду,  а обращать их в рабство было запрещено еще в  1512 г.

Конечно, на деле эти предписания постоянно  нарушались, и кроме того, в них были свои лазейки.  Особенно это касается ранних экспедиций, когда  вооруженное сопротивление индейцев автоматически  отменяло все правила и позволяло конкистадорам  творить все, что они хотят.

Но и в метрополии  знали об этом и регулярно вводили новые законы о  правах для покоренного населения.

В этом, кстати,  проявлялось фундаментальное отличие испанской  колонизации Америки от английской или французской.  Испанцы с самого начала, хоть и относились к  индейцам с определенной снисходительностью, но  не рассматривали их как недостойных дикарей. Браки  конкистадоров с местными женщинами заключались  повсеместно.

Многих испанцев рассказы о женщинах  Нового света манили в Америку едва ли не сильнее,  чем легенды о сокровищах. В конечном итоге именно  готовность испанцев идти на контакт привела к  формированию в Латинской Америке целых новых  наций. А еще прямой обязанностью конкистадоров  была христианизация индейцев, поэтому при каждой  экспедиции должен был находиться священник,  который тоже, кстати, вел свои записи. С  одной стороны, отказ индейцев от обращения в  христианство нередко использовался конкистадорами  как повод для всяческого произвола.

С другой,  именно деятели церкви в первую очередь  осудили угнетение и порабощение местного  населения и повлияли на изменения в  испанском колониальном законодательстве.

В 1519 году с отрядом в 600 человек на  материк отправился Эрнан Кортес. В последний  момент губернатор Кубы собирался заменить  генерал-капитана экспедиции, но Кортес все же  отплыл самовольно, и по прибытии сжег корабли,  чтобы никто не задумывался, не повернуть ли  ему назад. Целью испанцев была столица ацтеков  Теночтитлан. Никто из европейцев еще не видел ее,  но по слухам, это была настоящая сокровищница.  

Часть I

Кортес - настоящий символ колониальной Испании.

Часть II

Часть III

Армии индейцев, стоявшие на пути Кортеса,  превосходили его отряд числом в десятки раз,  так что генерал-капитан стремился переманить  враждебные ацтекам племена на свою сторону,  благо таких было в избытке. Например, к нему  примкнули шесть тысяч воинов-тлашкальтеков.  Когда испанцы нашли Теночтитлан и взяли в плен  императорa Монтесуму, пришло известие, что с  Кубы прибыл карательный отряд в полторы тысячи  человек, ведь для Испании Кортес по-прежнему  оставался самоуправцем.

Но самопровозглашенному  генерал-капитану теперь было чем крыть, ведь  богатый Теночтитлан уже был в его руках. Кортес  просто подкупил большую часть преследовавшего его  отряда.

Но на этом везение кончилось.

Оставленный  в столице ацтеков гарнизон устроил очередную  резню, после которой поднялся бунт. Прибытие  Кортеса с новыми силами не переломило ситуацию,  и даже Монтесума, которого использовали для  переговоров, был убит восставшими.

Первая встреча Кортеса и Монтесумы. Монтесума ещё не в плену и живой...

Положение  становилось очень опасным, и генерал-капитан  решился на отступление. Ночью покидавшие столицу  конкистадоры были замечены и атакованы, в бою  погибло 800 испанцев и полторы тысячи союзных  им индейцев. С отрядом менее тысячи человек Кортес  все же вырвался из города, но через несколько дней  их настигла огромная армия ацтеков.

Число воинов  не поддается исчислению, но даже по примерным  оценкам их было минимум 20 тысяч.

Члены экспедиции  затем описывали в своих дневниках, что в  начавшейся схватке они уже прощались с жизнью, как  вдруг им удалось убить какого-то знатного воина  или вождя, после чего ацтеки быстро отступили,  видимо, посчитав это дурным знаком. Спасение было  настолько неожиданным, что эту победу, известную  как битва при Отумбе, конкистадоры называли не  иначе как чудом. Чуть живые, испанцы добрались до  союзников тлашкальтеков. Затем Кортес спланировал  новую экспедицию с учетом горького опыта, и в  1521 г. взял Теночтитлан после 3х-месячной осады.

Как мог выглядеть Теночтитлан тогда

После падения государства ацтеков, когда сведения  о богатых городах индейцев подтвердились,  одного сообщения о новом мифическом городе  хватало для того, чтобы конкистадоры пустились  в путь. Но все экспедиции на север ничего  не принесли в плане обогащения, хотя испанцы  покрыли огромные расстояния в кратчайшие сроки.  

В 1527 году триста человек отправились во Флориду,  где ничего не нашли, потеряли корабли  и вынуждены были возвращаться в Мексику  на самодельных лодках вдоль побережья.  Из трехсот испанцев обратно через 9 лет  странствий вернулись шестеро. Отряд Эрнандо де  Сото в 600 с лишним человек прошел от Флориды  до Миссисипи и потерял половину состава, но  сокровищ не нашел.

Кортес, несмотря на то,  что уже нашел золото, продолжил экспедиции и  исследовал Калифорнию.

К 40-м годам 16 века,  после бесплодных поисков новых золотых городов в  Северной Америке, испанцы прекратили масштабные  исследования.

И тогда же они наконец-то  смогли сломить сопротивление индейцев  майя на полуострове Юкатан, которые все это  время оставались независимыми у них в тылу.Североамериканские колонии были объединены  в вице-королевство Новая Испания со столицей  в Мехико. Туда, помимо Карибских островов и  Венесуэлы, входили также тихоокеанские владения.  Испанцы и после того, как поняли, что Новый  Свет это не Азия, не оставляли попыток добраться  до Индии западным путем.

Усилиями Магеллана,  португальца на испанской службе, было совершено  первое кругосветное плавание, в ходе которого  были открыты многие острова Тихого океана,  включая Филиппины. Пока шло завоевание Америки,  освоение этих островов не было приоритетной  задачей, но во второй половине 16 века испанцы  укрепились на Филиппинах, включились в азиатскую  торговлю и наладили регулярное сообщение  с Мексикой.

Морской путь так называемых  "манильских галеонов" продолжал функционировать  вплоть до обретения Мексикой независимости.

Параллельно с освоением Северной Америки не  менее грандиозные события происходили в Южной.

Интересно, что одними из первых вглубь этого  континента отправились немцы.

Король Испании Карл  Пятый, бывший по совместительству императором  Священной Римской империи, отдал Венесуэлу в  управление немецким банкирам Вельзерам в качестве компенсации за долги.

Дело было в 1519 году, перед выборами императора Священной Римской империи, испанский король Карл I (позже ставший императором под именем Карл V) взял в долг у аугсбургских банкирских домов Вельзеров и Фуггеров сумму, колеблющуюся, по разным оценкам, от 143 до 158 тысяч талеров, на предвыборную кампанию, ну то есть на подкуп всех элит. На выборах Карл V победил французского короля Франциска I, однако средств для возвращения хотя бы части кредита у него не было.  

Но, не всё так печально, у испанцев уже были колонии в Америке, а недавно, испанцы колонизировали Венесуэлу, и в качестве залога, согласно подписанному 27 марта 1528 годав Мадриде Венесуэльскому договору, Король Карл решил расплатиться ею, Вельзеры получили колонию Венесуэла, и дали ей название Кляйн-Венедиг. 

 

Новая колония получила название «Маленькая Венеция», а сегодняшний город Маракайбо был основан как Новый Нюрнберг.

Хотя изначально планировалось, что доход колония будет получать за счёт торговли золотом, солью, рабами и дорогими сортами древесины, вскоре выяснилось, что прибыль, необходимую для покрытия долгов Карла V, может принести только работорговля. Губернаторы начали концентрировать усилия в этой области, что привело к сопротивлению как индейцев, так и уже живших в Венесуэле испанских поселенцев. Испанский миссионер Бартоломе де Лас Касас писал:

«Немцы хуже самых диких львов. Из-за своей жадности эти дьяволы в человеческом обличье действуют гораздо кровавее своих предшественников»

Не преуспев в поисках легендарного Эльдорадо, немцы  в скором времени переключились только на работорговлю,  а их жестокость по отношению к местному населению  возмущала даже испанцев.

В итоге договор был  расторгнут из-за невыполнения обязательств по  колонизации территорий и христианизации индейцев.

Первые походы немцев и испанцев в джунгли  заканчивались ничем...

Зато продвижение вдоль  западного берега континента дало результат.  Местное население подтвердило сведения о  богатом государстве инков, и, начиная с 1524го  года, серию разведывательных походов в сторону  Перу совершает Писарро.

Захватив первые трофеи,  он решает организовать полноценную кампанию,  заключает договор с короной и получает титул  губернатора Перу. Его отряд для покорения  государства инков был даже меньше, чем у Кортеса:  около 150 пехотинцев и 60 с лишним всадников.  

Утверждая, что прибыли с миром, испанцы заманили  правителя Атауальпу в засаду, перебили его войско,  а его самого захватили в плен. Далее последовал  еще более коварный обман: в обмен на свою жизнь  Атауальпа обязался заполнить золотом комнату, где  его держали, но в итоге потерял и жизнь, и золото.

Как и в случае с захватом Теночтитлана, невиданный  доселе успех бросил сотни конкистадоров во все  концы Южной Америки. Соратник Писарро Диего  де Альмагро прошел со своим отрядом пять тысяч  километров через Боливию и Чили.

Правда, потом  он и Писарро начали конфликтовать из-за дележа  новых земель, что в итоге привело к гибели обоих.  Гонсало Хименес де Кесада потерял несколько сотен  пехотинцев во время экспедиции в Колумбию, но зато  нашел богатые земли народа чибча. Здесь испанцы  были приняты за богов и получили очередную порцию  сокровищ.

Брат Франциско Писарро Гонсало, несмотря  на то, что уже был сказочно богат, с тремя сотнями  всадников направился в современный Эквадор и дошел  до истоков Амазонки. Когда припасы были на исходе,  он послал небольшую группу во главе с Франциско де  Орельяной добыть провизию. Так и не дождавшись  добытчиков, экспедиция повернула обратно и, съев по дороге все 300 лошадей, добралась наконец  до Кито в сильно усеченном составе.

А между тем,  в амазонских джунглях произошла одна из самых  фантастических и невероятных историй конкисты.

Небольшой отряд Орельяны на только что построенном  судне поплыл вниз по Амазонке. Быстрое течение  унесло их так далеко, что через две недели  конкистадоры поняли: назад им уже не вернуться.

И  они решили ждать, пока река вынесет их в открытое  море. Знали бы они, что выбрали для этого самую  длинную реку в мире. По пути испанцы построили  новое судно, были много раз атакованы местными  племенами, столкнулись с отравленными стрелами,  пираньями и кайманами.

Однажды они были уверены,  что их атакуют женщины-амазонки, откуда и пошло  название этой реки. Преодолев 8 тысяч километров,  Орельяна и его спутники все-таки выплыли  в Атлантический океан и добрались до дома.  

И все равно, после всего, что он пережил,  Орельяна вновь отправился на Амазонку,  на этот раз намереваясь пройти ее в обратную  сторону. Во время второго похода он умер  от болезни. Его намерение позднее осуществят  португальцы, но это будет почти сто лет спустя.

Наконец, еще одним направлением поиска  мифических золотых городов был юго-восток  континента.

Уже в 1515м испанцы открывают  залив Ла-плата, 20 лет спустя основывают  Буэнос Айрес и Асунсьон и продолжают  движение в сторону Боливии. Там они  нашли столь огромное месторождение серебра,  что этот металл просто обесценился.

С тех  пор в европейский обиход вошла фраза:  

"Все в Испании дорого, кроме серебра".

К середине 16 века испанское завоевание  Америки было в общем и целом завершено.  

Начался этап колонизации, освоения территорий  и точечных экспедиций. Были, кстати, народы,  которые не испугались испанского оружия,  научились воевать против кавалерии и заставили  конкистадоров отступить. Племя араукан за  все время существования испанских колоний  в Южной Америке так и не было покорено.  

Но это, конечно, исключение из правил. В  пределах жизни одного поколения Испанская  империя растянулась на два континента.

Изучая конкисту и пытаясь сформулировать свое  суждение о ней, очень трудно придерживаться  нейтральной точки зрения. Немаловажным  фактором негативной оценки конкистадоров,  как это ни парадоксально, являются именно  их выдающиеся успехи.

Стоит признать,  что читая об экспедициях Кортеса и Писарро,  не покидает ощущение неправдоподобности:  

да как же это было возможно, чтобы столь  малыми силами, да еще в такой короткий  срок испанцы покорили половину всей Америки  и сложившиеся мощные государства?

B поисках  объяснения этой загадке возникает убеждение,  что такое под силу либо величественным героям,  либо мерзавцам и подлецам. Скептически  мыслящий человек даже просто интуитивно  выберет второй вариант, ведь героями могут стать  немногие, а вот подлецами - кто угодно. Конечно,  жестокость и коварство испанцев отрицать глупо.

Hо не будем забывать,  что это были уроженцы страны, где, как нигде,  свирепствовала инквизиция. Если даже уничтожение  своих соотечественников, лишь только те попадали в  немилость церкви, было для испанцев обычным делом,  то что уж говорить об индейцах-язычниках.  Но и конкистадоры, со своей стороны,  были шокированы практикой человеческих  жертвоприношений у некоторых народов Америки,  так что и у них были свои моральные границы,  просто на уровне людей своего времени.

Конкиста была слишком сложным процессом,  чтобы выделять только ее позитивные  или только негативные стороны. Здесь все  человеческие качества, и лучшие, и худшие,  соседствовали и переплетались. Конкистадоры  не только разрушали, но и созидали.

Памятники  ацтеков и майя были для них не более чем  языческими идолами, разрушение которых,  с их точки зрения, было благим делом.  Но на их месте возникали новые здания,  новые города, а впоследствии и новые страны, уже  со своими культурными, языковыми и национальными  особенностями.

Произошло столкновение двух  миров, которое не могло быть бескровным,  но результатом стало не только исчезновение  старого, но и появление чего-то совершенно нового.  

Да и сами конкистадоры чувствовали, что стали  людьми Нового Света.

По возвращении в Испанию  многие из них просто-напросто скучали и затем  плыли обратно. Чем-то иррациональным кажется  возвращение Орельяны на Амазонку, в места, чуть не  погубившие его в первый раз, и все-таки убившие во  второй. Его судьба заставляет задуматься: а может,  не только за золотом ехали конкистадоры? Ведь даже  тем, кто разбогател, уже не жилось на родине.  

Эрнандо де Сото побывал в перу вместе с Писарро,  и вернулся в Испанию с таким состоянием,  что занимал деньги членам королевской семьи. И все равно снова уехал в очередную  экспедицию в Северную Америку, где и погиб.  

И как тут не перефразировать известное изречение  о самураях, что у конкистадора нет цели, а есть  только путь.. ?Очевидно, что не только испанцы  изменяли Америку, но и Америка изменяла их.

P.S.

Для закрепления прочитанного рекомендуется пройти тест по данной статье:

Похожее...

Испанская империя. Становление. Тест
Что Вы знаете о ней? Какие заблуждения об ужасах Испании Вам УЖЕ навязаны фильмами о конкистадорах, Новом Свете и индейцах? ПРОВЕРЬТЕ себя!

Теги к статье

Интересное История

Поделиться статьёй и ссылки

Комментарии

 

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Для авторизации - кликните ЗДЕСЬ

    Slow, Love, Slow

    Самая истинная любовь не нуждается в словах, требованиях или обещаниях. Это безмолвная территория, и абсолютно безусловная.

    Cyberpunk 2077. Итоги

    Игру переносили ТРИ раза. И лучше бы ещё раз перенесли на пол года.

    Уязвимость нулевого дня

    Мы часто переоцениваем свою способность контролировать то, что происходит с нашим смартфоном.

    Похожие статьи