Ирландия. История противостояния


Эта история - очень яркое проявление тех мучительных, сложных, сложнейших отношений, которые существовали и существуют до сих пор между Англией (или теперь уже Великобританией) и Ирландией.


Как так все сложилось?

Нужно начать с глубокой древности.

Существуют британские острова, где нет еще государства Англия, Шотландия, Ирландия. Ничего такого нет. Есть британские острова, которые населяют разные народы, в основном кельтские. 

Есть версия, что в Ирландии было какое-то до кельтское население, некая культура, которая затем становится частью римского мира.

Когда римляне уже в эпоху империи начинают осваивать, захватывают Британию, то, что они назовут Британией, на самом деле — нынешнюю Англию. В Шотландию они немножечко заглянули и там им не очень понравилось, вал император Адриан поставит как символ границы, т.е., «дальше — там горы, ничего такого не нужно».

Про Ирландию (то, что мы называем сегодня Ирландией), римляне знали,  но опять же — холодно, далеко, богатств никаких нет. То есть тот остров, на котором находится Ирландия, он находился на окраине римского мира, и римляне знали про них, но не более того. Т.е. Ирландия - ВНЕ сферы интересов Римской империи!

Дальше V век нашей эры, Римская империя на грани краха. Римляне не могут контролировать такие огромные территории, и они решают отказаться от наименее важных, и наименее важные для них - тех, что на западе. Поэтому легионы уходят из Британии, что ставит жителей Британии, совершенно уже романизировавшихся, в очень «странное» положение.

Острова оказываются беззащитными.

Здесь возникает множество разных, как принято говорить, королевств. Правильнее было бы сказать — территории, контролируемые разными вождями. На карте - Британия около 500 года

Но тут происходит, конечно, очень важная вещь. В V веке, наверное, один из самых знаменитых ирландцев всех времен и народов, Святой Патрик, чей день отмечают нынче далеко не только ирландцы и по всему миру, Святой Патрик начинает распространять христианство в Ирландии.

Вот здесь уже очень характерная вещь, потому что Патрик не был ирландцем. Это очень символично, как с самого начала разные части британских островов связаны друг с другом.

Патрик происходил из романо-британской семьи, был похищен разбойниками продан в рабство в Ирландию. Там несколько лет пас стада, потом был ему голос, который сказал, что его ждет корабль.

Он тут же отправился через Ирландию к морю, убедил капитана увезти его домой и, вернувшись домой, некоторое время передохнул, учился, принял духовный сан, побывал на континенте, побывал в Риме и отправился дальше в Ирландию проповедовать среди тамошних диких правителей, заступаться за рабов, выкупать пленных и проповедовать христианство.

По легенде, заодно приказал змеям всем уйти из Ирландии, считается, что поэтому в Ирландии нет змей.

Ну что происходит дальше?

Римские легионы ушли из Британии, сюда начинаются вторжения англосаксов, потом вторжения викингов, и несколько веков Британия, которая превращается в Англию, находится в таком в сложном состоянии. Здешние короли обороняются от нападающих. Нападающие постепенно приходят сюда, создают свои королевства, происходит смешение культур, языков.

А что происходит в Ирландии?

А Ирландия, она знает, конечно, тоже набеги, особенно набеги викингов, но во многих местах в Ирландии до сих пор стоят такие очень странного вида, очень интересные, узкие, высокие каменные башни. Такие башни строили монахи, которые понимали, что они-то сами викингам не очень нужны. А им, викингам, нужны драгоценные чаши из церкви, драгоценной обложки книг и так далее.

Поэтому, когда дозорный, дежурный дозорный сообщал, что видны корабли, монахи быстренько залезали в такую башню, поднимали лестницу наверх и отсиживались.

И с печалью смотрели, как викинги грабят их монастырь. Но, по крайней мере, сами оставались живы.

Какие-то главные свои богатства сохранялись, потом викинги, уходили, монахи вылезали, все отстраивали снова.

Британия переживает очень тяжелые века. И, кстати, в какой-то момент в результате вторжения англосаксов в Британии произошла очень интересная вещь. Она была совершенно христианской страной при римлянах, римляне ушли, пришли англосаксы. Ну, очевидно, еще чума VI века здесь сильного ударила по жившему тут населению, опустошила целые районы, и христианство уходит.

Потом Британия будет христианизироваться второй раз, как ни странно.

А Ирландия, которая дольше оставалась языческой, чем занятые римлянами земли, Ирландия сохранила свою христианскую культуру, свою книжную культуру. И, конечно, это очень большая гордость ирландцев, их средневековые потрясающие книги, невероятные книжные миниатюры и многое другое. И ирландская церковь очень долго подчеркивала, что она не зависит от Папы Римского.

Даже пасху там вычисляли не так, как в Риме.

То есть вот мы, у нас более древняя традиция, не трогайте нас.

И несколько веков вот так вот сосуществуют.

Британия раздробленна на много разных разных государств. Ирландия тоже раздробленная, но если в Англии, уже, скажем, в VIII, IX, X веке преобладает англосаксонский элемент, то в Ирландии, конечно, культура, язык остаются прежде всего кельтскими.

Ирландия в середине IX - начале XI века. Септы на карте - группы людей, имеющих как общую фамилию, так и общее происхождение. До недавнего времени ирландские септы часто назывались кланами, хотя в Ирландии не было клановой системы, аналогично шотландской.

И они очень тесно связаны с разными шотландскими тоже, кельтскими какими-то монастырями, центрами книжной культуры и так далее и тому подобное.

Что происходит дальше?

XI век - важные изменения в истории Англии. В XI веке происходит последнее завоевание Англии.

Нормандский герцог Вильгельм, Вильгельм Завоеватель, вторгается в Англию, заявляет свои права на престол, что он наследник умершего короля Эдуарда Исповедника и основывает нормандскую династию.

В Англии мощное, сильное правление норманов, которые завоевывают постепенно здесь все земли, подчиняют лордов, что очень будет важно потом для королевской власти, строят мощные замки, как такие оплоты их владычества. 

И начинается новая совершенно эпоха в истории Англии.

А в Ирландии всё вроде бы идёт, как и было.

Но и вот наступает XII век.

Прошло сто лет после вторжения норманов в Англию, и нормандские короли начинают поглядывать с интересом через море - там, в этом острове, нельзя ли здесь получить какие-то земли? И наступает время правления одного из величайших средневековых английских королей — Генриха II.

Удивительным образом больше знамениты сыновья Генриха II, Ричард Львиное сердце и Джон Безземельный, хотя великим-то был их отец, который резко усилил королевскую власть в Англии.

Усиливающаяся Англия рядом с раздробленной Ирландией —  это был такой соблазн...

Очень многие правители или просто знатные люди в Ирландии подумывали, а нельзя ли для каких-то своих дел, в своих распрях использовать помощь Англии.

И в результате в XII веке один из королей Ирландии, части Ирландии, естественно, которого свергли, бежит на территорию нынешней Франции. А большая часть Франции принадлежала английскому королю, в частности, Анжу было его родовым владением. Так вот он бежит туда, приносит присягу Генриху II, просит его помощи, и это даёт возможность начать вторжение.

Вторжение —  плохое слово, при слове "вторжение" мы сразу себе представляем, вот корабли построились, высаживается огромная армия.

Конечно, было не совсем так. Генрих II сам высадился на территории Ирландии, провел там кампанию. Но в принципе, он отправлял разных своих полководцев, а те действовали с большим или меньшим успехом. Какие-то земли немножечко захватывали, потом начинали выстраивать отношения со здешними знатными людьми. Кто-то приносил присягу, кто-то подчинялся, кто-то не подчинялся.

В общем, это для XII века вполне типичная вещь.

Что такое Европа XII века? Она раздроблена на множество мелких владений, и все эти владетели находятся между собой в очень сложных, запутанных отношениях. Кто-то приносит присягу одному королю, кто-то другому. Очень все очень сложно и запутано, поэтому нельзя сказать, что Генрих II завоевал Ирландию.

Колонизация Ирландии и борьба ирландского народа - c XII-начало XVII вв.

Нет, но Генрих II создал там базу для последующих действий.

Он получил некоторую часть этих земель, естественно, норманны начали строить там замки. А как еще укрепиться? Где еще держать гарнизоны? Естественно, сюда присылали своих людей. 

Так появились гела-норманны (ирландские норманны), которые здесь живут уже довольно давно. 

Они сильно отличаются от большинства населения, не только от каких-нибудь бедных крестьян, но и от элиты ирландской. Хотя, естественно, идет сближение.

Дальше Генрих II в конце XII века делает интересную вещь — делает своего младшего сына Джона правителем Ирландии (пока еще никто не мог предположить, что он будет королем, так как у него есть старший брат Ричард, который, очевидно, должен наследовать отцу. Наверное, у Ричарда будут дети, так что шансы Джона оказаться на престоле Англии невелики).

И вот Генрих II делает своего сына Джона правителем Ирландии. Lord of Ireland, господин Ирландии. Генрих II не очень себя сдерживал в самых разных проявлениях своих действий и он провозгласил Джона правителем всей Ирландии, хотя Ирландия не подчинялась ему полностью.

Это был первый интересный момент. Прошло еще некоторое время. Генрих II умирает, ему наследует Ричард Львиное сердце. Ричард Львиное сердце правит недолго, погибает при осаде крепости. Детей у него не остается, и принц Джон, Lord of Ireland, он становится английским королем.

То есть получилась неожиданная ситуация, которую как-то никто не предполагал, что английский король - он же и правитель Ирландии.

Дальше кто-то из ирландских лордов это признает, кто-то не признает.

Сначала норманны в основном контролировали восточное побережье Ирландии, потом они двигались все дальше, дальше, дальше в глубину острова. И довольно большие территории были в руках норманнов, то есть тех феодалов, которые подчиняются английскому королю.

Но дальше пошло обратное движение —  ирландцы их постепенно вытесняли. Влияние англо-норманнов ослабевает.

Дальше, как ни странно, большой удар английскому владычеству нанесла чума, "черная смерть". Естественно, что чума ударила прежде всего по городам, каким-то большим скоплением людей, а коренное ирландское (гельское, кельтское население, так как они были рассеяны по сельской местности) чума XIV века особо не зацепила.

К концу XIV века англичан в Ирландии почти не было. 

Англии совершенно не до них: XIV век, помимо чумы, англичане  воюют с Францией, Столетняя война... Столетняя война заканчивается, вторая половина XV века, начинается война Алой и Белой розы... В общем, им как-то не до Ирландии.

И здесь по-прежнему,  идет какая-то такая своя жизнь. 

С XIII века в Ирландии есть парламент (был создан более-менее по образцу английского парламента), здесь усиливается очень такое знатное семейство Фицджеральдов, которые подчиняют себе всех остальных. Ну, в общем, такое ощущение, что Ирландия - совершенно независимое государство, вот скоро, наверное, Фицджеральды здесь станут королями, и будет совершенно отдельная история развития.

Ничего подобного. Заканчивается война Алой и Белой розы, и в Англии начинается правление могучей, сильной, мощной династии Тюдоров.

Генрих VII, Генрих VIII, Елизавета Английская — это величие и могущество Англии. И, конечно, английские короли хотят прибрать к рукам соседние земли.

Они, с одной стороны, близки с этими землями, с другой стороны, они хотят своей власти здесь. Отсюда сложные отношения Англии и Шотландии, отсюда постоянное желание подчинить себе Ирландию.

Похожее...

Шотландия. История противостояния
Кажется, что Великобритания - единое государство, под властью Короны. Но если присмотреться внимательнее, то можно увидеть, что страна поделена на четыре автономных региона.

Хотя ирландская элита — это потомки нормандских, тех самых нормандских рыцарей, которые пришли сюда еще там в XII, в XIII веке. Но они уже очень тесно сблизились с местными жителями, впитали местную культуру.

Они строят себе родословные, исходя из делая своими предками каких-то мифических ирландских героев. То есть они уже «обирландились», как мы бы сказали.

Но, в 1494 году ирландцам навязывается такое решение, по которому не может ни один акт ирландского парламента быть принят без утверждения эсминстера, то есть без утверждения британского, английского парламента и короля.

Один из представителей этой мощной династии, семейства Фицджеральдов, Томас Фицджеральд, десятый граф Килдерский (который, вообще-то родился в Лондоне и очень тесно был связан с Англией, но жил он в Ирландии) жаждал власти. Потом его отец вызвал чем-то неудовольство Генриха VIII, управлявшего в этот момент уже в Англии, и вроде бы сыну пришло сообщение, что отец казнен, хотя это было не так.

Отец потом умер просто в Лондоне, и сын решает поднять восстание.

Так как части его солдат явились закутанными в шелка (непонятно, откуда эти шелка у них взялись), то его стали называть, этого Томаса Фицджеральда,  «шёлковым Томасом».

Его пытались отговорить, но он молодой, горячий, не отговаривался.

Очень интересна такая вещь, что несколько поворотных событий этого восстания, как считается, происходили из того,
что кто-то отдавал приказания на ирландском, на гельском, а другие люди его не понимали или понимали неправильно.

То есть там уже есть достаточно большое количество людей, живущих здесь, в Ирландии, которые не понимают ирландский язык.

Но в конце концов англичане перебросили туда войска, Шелкового Томаса вынудили сдаться, ему обещали личную безопасность (он последнюю ночь провел, играя на лютне), сдался.

Король нарушил свое слово, его казнили вместе, что характерно, с пятью его дядьями.

Всё семейство Фицджеральдов вырубить, чтобы никто здесь не претендовал на власть.

А дальше Генрих VIII подумал и решил создать Ирландское королевство и сделать себя королем Ирландии. 

То есть он не объединил Англию, Ирландию в одну страну. Но он считал, что он король Англии и он же король Ирландии. Это может быть, еще можно было перенести, потому что действительно верхушка обеих стран была очень тесно связана между собой.

Но проблема заключалась в том, что Генрих VIII, как все знают, отец английской реформации.

Он разорвал отношения с Папой Римским и поставил себя во главе церкви в Англии. А ирландцам это совсем не нравится, здесь реформация практически не прижилась,  здесь страна была и остается очень сильно католической.

Но при Генрихе VIII это как-то еще можно было перенести, потому что сам Генрих VIII вообще не считал себя совершенно никаким протестантом, он лютеран не осуждал, проклинал, запрещал... А он просто считал себя добрым католиком, просто не подчиняющимся Папе. А вот потом, при его детях, при его сыне, особенно, Эдуарде VI, когда реформация резко рванула вперед в Англии, при Елизавете Английской, которая, может быть, не была такой последовательной протестанткой, как Эдуард VI, но вот при ней как раз формируется то, что сегодня называется англиканской церковью.

А они все равно, все эти правители, считают себя одновременно королями Ирландии — и почему-то ирландцам это не нравится. И XVI, начало XVII века Ирландия знает несколько мощных восстаний, прежде всего порожденных религиозными расхождениями.

Очевидно, тут было много других причин: XVI век - век сложный, век страшной социальной напряженности, конфликтов,  экономических перемен и религиозные различия здесь играют принципиальную роль.

А дальше наступает XVII век. События XVII века сильнейшим образом влияют до сих пор на ситуацию в Ирландии, их до сих пор помнят. И не просто где-то там в школе рассказывают, это является частью политической жизни, политической культуры.

Они могут нравиться, не нравиться, но о них постоянно напоминают

Во-первых, что происходит в Англии? 

В Англии XVII век тоже тоже очень бурный. Там тоже многочисленные религиозные проблемы, религиозные противоречия. Короли из династии Стюартов, которые вступили на престол, которая началась после смерти Елизаветы, недостаточно последовательно привержены протестантизму, как кажется многим, тем, кто хочет очистить протестантскую религию от всяких католических примесей, и поэтому их называют пуританами от слова "чистый".

Парламент враждует с королями. Все это приводит к гражданским войнам, к захвату парламентом короля Карла I, к его казни. И на некоторое время утверждается, что в Англии вообще нет короля, правит лорд-протектор королевства, знаменитый Оливер Кромвель.

Оливер Кромвель - упертый протестант, который ничего не боялся.

Он считал, что если король верит неправильно, значит, его дело дьявольское, а наше - божественное. И мы имеем право делать с ним, что хотим. И его вот эти железнобокие, непримиримые пуритане, совершенно новая армия, армия нового образца, «new model», как это в называется в английской истории, громит короля, Кромвель становится лордом- протектором. И в это время даже умеренные протестанты подвергаются преследованиям, что уж говорить про католиков.

И вот Кромвель отправляет войска в Ирландию, которые проходят там и оставляют такой кровавый след, что  это вспоминают до сих пор.

И дело, опять же, не только в том, что там ужасающе себя англичане вели, арестовывали, пытали, казнили (да, кошмар был полный). 

Помимо этого, Кромвель закладывает основы тех противоречий, которые существуют до сегодняшнего дня. То есть он хочет сломить вот эту самую католическую Ирландию. 

Еще до него Яков I Стюарт, который был куда мягче, чем Кромвель, начал переселять в Ирландию протестантов из Англии, Шотландии, то Кромвель будет проводить эту политику очень жестоко и последовательно.Он будет конфисковывать земли у ирландских землевладельцев-католиков, выступавших против него, и он будет передавать их переселенцам из Англии, особенно из Шотландии.

Вот почему в католической Ирландии шесть графств оказались с очень большим протестантским населением.

Это то, что сегодня составляет Северную Ирландию в составе Великобритании, потому что Кромвель осознанно, последовательно переселял сюда протестантов

И это, конечно, приведет потом к большим проблемам.

Что происходит дальше?

Кромвель умирает, на престол вступает Карл II, сын Карла I, потом его брат Яков II, который вызывает страшное недовольство англичан... Яков II хотел сделать то, что вообще сегодня должно восприниматься как очень демократическая реформа.

Он хотел предоставить политические права католикам, но парламент ни в коем случае этого не хотел.

Католики воспринимались как враги государства, как французские или испанские шпионы и парламент не дает ему это делать.

Вот в этой борьбе короля с парламентом, который англичане гордо называли Славной революцией (так как в ней  не было пролито крови ),  парламент завоевывает себе права, парламент принимает законы, до сих пор имеющие гигантское значение:

Билль о правах, Habeas Corpus Act, в котором практически сформулирован принцип презумпции невиновности.

То есть парламент служит делу демократии, при этом не давая королю провести, с нашей, ТЕПЕРЕШНЕЙ точки зрения, весьма толерантную идею. И в 1689 году король окончательно довел просто парламент.

Тем более Яков II, конечно, был католиком (он так немного это скрывал),  у него родился сын, который уже был крещен в католической вере. То есть было ясно, что наследник, следующий король будет католиком.

И тогда парламент выгоняет Якова II и приглашает на правление дочь Якова Марию, которая замужем за голландским правителем Вильгельмом, который по совместительству племянник Якова.

Вильгельм радостно приезжает в Англию, становится протестантским королем Вильгельмом III вместе со своей женой Марией. Яков бежит из Англии, проклинает город Лондон, а дальше почему-то делает несколько попыток вернуться все-таки сюда и здесь управлять.

При этом он, естественно, пытается опираться на те места, где много католиков, где его поддержат. Он, конечно, пытается опираться на шотландских горцев (он сам из шотландской династии). Если в равнинной части, в городах в Шотландии был силен  протестантизм, то горные кланы оставались в основном католиками.

Он опирается на них, и он опирается на ирландцев, и пытается, высадившись в Ирландии, захватить власть сначала в Ирландии, потом оттуда прорваться в Англию.

И в это время происходит несколько событий, которые не просто помнят, каждый год вспоминают в Ирландии, отмечают.

Кто-то отмечает, а кто-то, наоборот, возмущается.

В 1689 году войска якобитов (как называли сторонников Якова II), осаждают город Дерри на севере Ирландии. Дерри окружен очень мощными стенами, вооружен пушками, вообще хорошо приготовлен для осады. Но считается, что сначала первая была попытка, когда войска подошли, двинулись к городу, а тринадцать подмастерий успели закрыть ворота, и Дерри отсиделся.

Через некоторое время начинается главная осада, которая длилась 105 дней. И эти 105 дней стали такой частью протестантского культа, потому что население Дерри в тот момент было в основном протестантским. Они защищались, они отстреливались, там много всего происходило... 

Они к концу осады уже просто умирали от голода, но они продержались при этом.

В последний момент по реке несколько кораблей с провизией прорвались в город, и якобитам стало ясно, что они не смогут взять город осадой, там действительно очень мощные стены и хорошая артиллерия была, потом поняли, что и измором они взять не смогут, потому что им подвезли еще пропитание. И якобиты ушли.

И вот до сегодняшнего дня день снятия осады и тот день, когда тринадцать молодых людей закрыли ворота, все еще отмечается протестантами в Ольстере.

В Ирландии очень четко окрашено — если человек говорит, называет эти земли Ольстер, это значит, что он считает, что вот эта часть Великобритании должна объединиться с Ирландской республикой. Если человек называет эти места Северной Ирландией, значит, он сторонник союза с Великобританией.

Это такие маркеры, сразу можно понять, на чьей-то стороне. И город Дерри, о котором идет речь (еще в XVII веке английские короли переименовали его и стали называть Лондондерри, то есть Дерри, принадлежащий Лондону) — это вообще-то его официальное название до сегодняшнего дня.

Но так как этот город был, и, похоже на то, что и остается таким яблоком раздора, он «замирен» сегодня, но насколько он «замирен» - большой вопрос.

Он весь покрыт граффити. Граффити - это вообще такой один из способов выражения политических взглядов в Северной Ирландии (в Ольстере). Он весь покрыт граффити, выражающими взгляды той или иной стороны. И он помнит и о той осаде XVII века, и о более близких к нам трагических событиях, что произошли дальше.

Осада Дерри - это было знаковое событие, важнейшее. Часть этих войн сторонников Вильгельма, то есть сторонников союза с Англией, сторонников протестантизма и сторонников изданного Якова II, то есть сторонников независимой Ирландии, сторонников католицизма.

Следующий, очень важный момент произошел 1 июля по старому стилю и, соответственно, 11 июля по новому 1690 года, когда войска враждующих сторон сошлись в битве на реке Бойн, войска Вильгельма разгромили Якобитов, войско Якова II бежит.

Это 1690 год… Но и до сегодняшнего дня 12 июля (дата была перенесена) каждого года происходят парады в разных частях Ольстера, где протестанты идут, размахивая оранжевыми флагами в честь Вильгельма Оранского с его голландскими корнями, иногда наряжают берут какого-нибудь такого мужчину покрепче, посильнее, чтобы он изображал мощного короля.

Одевают его в одежду XVII века, сажают на белого коня, и он едет, изображая:

"Вот он мощный протестантский король, который врезал всем этим католикам".

А 80-90-е годы XX века эти парады приводили иногда к кровавым столкновениям, потому что протестанты в Ольстере упертые (впрочем, к сожалению, католики тоже),  они старались идти по католическим кварталам, а те, конечно, этого не спускали.

Сегодня стараются вообще сводить эти парады к минимуму. Уговаривают их, во всяком случае, идти без каких-то враждебных лозунгов, продумывают маршрут, чтобы не было столкновений.

Но в любом случае это такая вот болезненная точка. Точно так же, как в Дерри, идут, ворота (делают вид) что закрывают или вспоминают, парад устраивают в честь того, как корабли пришли к ним с провизией. То есть вот это всё сохраняется до сегодняшнего дня.

Дальше в XVIII веке, может быть, не происходит вот столь ярких событий, хотя там будут ирландские восстания, но происходят очень важные перемены. Во-первых, с одной стороны, конечно же, происходит сближение английской и ирландской культуры. Огромное количество англичан, живущих в Ирландии, начинают воспринимать себя как ирландцев, ну или как англо-ирландцев.

Кто такой Джонатан Свифт - великий английский писатель или великий ирландский писатель как вам скажут в Ирландии? Большой вопрос. Кем себя осознавал Свифт? Так же, как в XIX веке, вопрос, кем себя осознавал Уайлд или Бернард Шоу и многие другие?

Меняется династия. После Вильгельма III и королевы Марии правит сестра Марии Анна, у нее нет прямых наследников. И дальше парламент совершает удивительную вещь, потому что очень боятся, что придут католики и, значит, снова вернутся Стюарты, и нужно найти наследника Анне. И обходят пятьдесят с лишним более близких родственников, которые все были католиками.

И наследницей Анны парламент  провозглашает Курфюрстину Ганноверскую, но она уже старая, она быстро умирает, и наследником становится ее сын Георг, будущий король Георг I. 

То есть вот обошли несколько десятков более близких родственников, только чтобы был протестант на престоле.

И католики по-прежнему в Англии политических прав не имеют (как и многих других).

Георг I вступает на престол и дальше возникает несколько вопросов.

Возникает сразу проблема с Шотландией, потому что Стюарты в XVII веке управляли Англией и Шотландией, вот тоже как отдельными королевствами (ну потому что Стюарты были шотландскими королями и были наследниками королевы Елизаветы в Англии). А теперь  — какое отношение Георг имеет к Шотландии?

Поэтому быстренько в начале XVIII века провозглашается уния Англии и Шотландии, так формируется Великобритания.

Но Ирландия тоже как-то не очень рвется по-прежнему подчиняться протестантским, протестантским королям.

Восстание происходит. XVIII век —  это время, когда начинает формироваться национальное самосознание. К концу XVIII века религиозное самосознание в целом несколько ослабевает, и главным определителем становится этническая принадлежность —  это создает проблемы для всех империй (начинает трястись Османская империя, где все вдруг вспоминают, кто есть кто из многочисленных народов. В Российской империи тоже вскоре это начнется в XIX веке).

То, что большинство ирландцев католики - очень важно. Не менее важно, что вот люди, живущие в Ирландии, все больше  идентифицирует себя именно как ирландцев.

А между тем были проведены, во-первых, такие решения, в результате которых в ирландский парламент (а он все еще сохранялся),  практически не могли проходить католики. И тогда вообще непонятно, кто там должен был заседать. И наконец, после мощного восстания в конце XVIII века, в 1800 году провозглашается уния между Ирландией и Великобританией, и таким образом ирландский парламент упраздняется за ненадобностью.

Вице-король, управлявший от имени Георга I, II, III, управлявший в Ирландии, упраздняется за ненадобностью.

Ирландия становится просто частью королевства. Тогда, значит, ирландцы получают возможность отправлять депутатов в британский  парламент в Лондон. Несколько десятилетий, в начале XIX века, идет напряженная борьба за право ирландским католикам тоже голосовать и быть избранными в парламент. И это очень сложная история, она связана и с парламентскими реформами в Англии, с общей обстановкой в Англии, в Ирландии.

Одна из культовых фигур в ирландской истории — Дэниел о' Коннелл, которому дали прозвище «Освободитель».

Человек очень интересный, очень сложный, с очень непростой судьбой, человек, ну насколько это возможно в Ирландии, отрицавший насилие и стремившийся действовать такими мирными способами, который вообще-то хотел независимости Ирландии (вроде бы). Но все-таки… Во всяком случае, он потом говорил, что он готов ограничиться ирландским самоуправлением ( но даже этого не было).

Но во всяком случае,  о'Коннелл начал борьбу за право для католиков избираться.

Его поддержит удивительный человек, человек, который в Англии был ярким представителем консервативных взглядов,
противившийся очень многим реформам. Это был знаменитый Герцог Веллингтон, невероятно популярный человек, победитель Наполеона при Ватерлоо, кумир англичан.

Он был как раз англо-ирландского происхождения. И он, можно сказать, «шантажировал» короля Георга IV, давил на него невероятно, говорил, что он уйдет со всех постов, если не позволят ирландским католикам голосовать.

И депутаты ирландские в английском парламенте были. И это существенный, очень, очень существенный момент.

Что происходит дальше?

XIX век. Ирландия - часть Великобритании.

Великобритания - страна, которая невероятно быстро развивается в XIX веке. Самая промышленно развитая, самая богатая. Британия - владычица морей, огромный флот, разрастается колониальная империя, великая культура.

Что происходит в Ирландии? Ирландия в этот момент, наверное, самая нищая часть Великобритании.

Шотландия, конечно, в начале XIX века тоже была слабенькой, но там к концу века произошла мощная очень индустриализация, которой не было в Ирландии.

Ирландия - совершенно аграрная, Ирландия с очень слабо развитой городской культурой. Ирландия очень традиционная, такая вот типичная, бедная, традиционная католическая страна. Англичане смотрят на ирландцев с презрением. Ну и эти стереотипы остались, конечно, и до сегодняшнего дня.

Ирландец - это бедный, крикливый, пропахший виски, некультурный человек.

Ирландцев совершенно вообще за людей не считали.

И Ирландия находится в очень тяжелом положении. При этом большая часть земель принадлежит англичанам. Это, может быть, англо-ирландцы, но очень большое количество владельцев земель - это вообще люди, живущие в Англии. А за них тут их управляющие все решают.

Крестьянские семьи огромные, они вынуждены арендовать земли у помещиков за огромную плату. При этом предпочитают краткосрочную аренду. А это значит, что тебя потом тебя запросто могут просто выкинуть пинком под зад, а идти тебе некуда, потому что городов почти нет.

Там нет работы, там нет фабрик мощных, на которые можно устроиться.

И это очень остро проявилось в другое страшное, трагическое, трагические годы ирландской истории, когда, начиная с 1845 года, а потом все сильнее и сильнее пик будет в 47-48-49-ых годах, Ирландию настигает страшный голод. 

Что произошло?

Главной культурой, которую сажали в Ирландии и которую ели в Ирландии, был картофель, который, кстати, в XIX веке воспринимается ну почти как отброс.

У Виктора Гюго есть фраза: "Картофель - еда бедняков и каторжников".

В Ирландии картофель был главной культурой. И вдруг распространяется так называемая картофельная чума. 

Великий голод из-за картофельной чумы

Причиной неурожая в 1845 году стало распространение фитофтороза, или бурой фитофторозной гнили — болезни, вызываемой паразитическими грибоподобными микроорганизмами (оомицетами). При этом заболевании инфекция передаётся от растения к растению с токами воды и при контакте здоровых частей растений с поражёнными. Заражённые клубни начинают гнить прямо в земле или в хранилищах. Кроме того, после уборки урожая споры возбудителя сохраняются и с током воды переносятся в почве. Поскольку все поля в стране были засажены одним сортом картофеля, пострадал практически весь урожай. В следующем сезоне 1846 года на посадку пришлось брать заражённые клубни или низкокачественный семенной картофель — всё то, что удалось сохранить. Но это вылилось лишь в новые неурожаи.

Она была в Европе, тоже на континенте, но там было разнообразие, там были другие поля, другие культуры, которыми можно было компенсировать. В Ирландии компенсировать было невозможно и... или почти невозможно, соответственно, если у тебя нет урожая, во-первых, тебе нечем питаться, во-вторых, ты не можешь ничего продать, ты не можешь заплатить арендную плату. Если ты не можешь заплатить арендную плату, тебя сгоняют с земли, идти тебе некуда в Ирландии, значит, ты должен, например, отправляться в Англию, где тоже не так, чтобы работа была повсюду, и где тоже множество безработных. И где человека, пришедшего из ирландской деревни, плохо говорящего по-английски, так вызывающего отторжение далеко не каждый возьмет на работу.

Отсюда мощнейшая эмиграция в Америку.

Страшные цифры...

В 1840-е годы, до начала голода, в Ирландии было около 8 млн. жителей. В 1911 году, то есть через полвека после окончания голода в Ирландии 4 млн. 400 тыс.

То есть какой упадок населения, это значит, естественно, это не значит, что все эти люди умерли. Умерло много людей. Там разные есть подсчеты, и огромная миграция. Это страшный удар, который остался в памяти, который остался в истории, который остался в литературе. Это шрам, но в какой-то мере болящий до сих пор. Эта проблема, она наложилась вот на все предыдущие века. 

Англичане пытались помогать, но... Ну у них получалось это плохо. Все ждали, что введут свободную торговлю хлебом, разрешат возить дешевый хлеб из Европы. А английский парламент держал высокие цены на хлеб, и, соответственно, невыгодно было ввозить для защиты своих фермеров, английских фермеров.

И только через несколько лет это будет, запрет этот будет снят… 

То, чего ужасно боялись в Ирландии еще до голода —  это введение системы работных домов, которая была в Англии уже несколько веков, когда человек, который не может найти работу, отправляется в работный дом — это не тюрьма, но содержат его там ну почти как в тюрьме, в очень тяжелых условиях, очень плохо кормят, он выполняет какие-то тяжелые работы.

При этом семьи разлучают, потому что отдельно дома для женщин и для мужчин по соображениям приличия.

То есть в Англии работные дома тоже были ужасными. Пытаясь помочь во время голода, англичане вводили работные дома в Ирландии тоже, распространяли их. И все это воспринимали, конечно, как лишнее проявление вот этого ужасного угнетения со стороны англичан. Хотя это была вроде бы попытка помочь.

Голод нанес ужасный удар ирландско-английским отношениям, которые и до того блестящими не были.

Теперь наложилась вот эта невероятная травма. И не случайно, что разные организации, пытавшиеся вооруженным путем добиться освобождения Ирландии (они существовали и до этого, но середина XIX века - это время расцвета того, что сегодня назвали бы террористическими организациями), пытаются совершать теракты, взрывают бомбы и требуют независимости Ирландии.

Был в семидесятых годах XIX века человека, который, ну, чуть не изменил историю Ирландии, звали его Чарльз Стюарт Парнелл.

Он был совсем не похож на стереотипного ирландца, он был протестантом.Замкнутый, холодный английский джентльмен, а вовсе не говорливый, суетливый кельт. И он поднял, сумел на какое-то время организовать, поднять огромное количество людей в Ирландии на мирное сопротивление Великобритании. Он организовал множество компаний гражданского неповиновения, из которых, конечно, самое знаменитое, но, может быть, не самое главное, это первый в истории бойкот, который был объявлен капитану Бойкотту, который был управляющим поместьями человека, жившего в Англии. 

Крестьяне, арендаторы, фермеры пришли к нему и сказали, что они не могут уплатить арендную плату из-за тяжелых обстоятельств.

Он сначала договорился, что снизит ее, потом, очевидно, получил указание из Англии и отказался снижать. И тогда, естественно, он вызвал всеобщую ненависть. И вот здесь Парнелл, который к этому моменту был уже известным политиком, главой разных общественных организаций ирландских, земельной лиги, он выступил перед людьми в этой округе и сказал:

 — Что вы хотите сделать с тем, кто сгоняет человека с земли?

Те стали кричать, убить, избить. А он сказал, с ним надо поступить с ним, как христиане.

Его нельзя трогать, но мы должны подвергнуть его осуждению. Избегайте его в церкви, в магазине, на улице. Не общайтесь с ним. И дальше капитан Бойкотт и его семья оказались в полной изоляции.

Им не продавали товары, с ними никто не разговаривал, от них ушли слуги (сами ушли слуги или на них надавили — неизвестно), но это было давление общественного мнения. Им приходилось самим ходить на почту, потому что никто ничего для них не делал.

В Англии собрали огромное количество денег для его поддержки в пику этим мерзким ирландцам и привезли войска, и войска собирали урожай здесь, на полях. В результате оказалось, что урожай продали что-то там на 500 фунтов, а стоила его уборка 5000 — переброска войска, их содержание и так далее, и так далее, и тому подобное.

И ну и дальше Бойкотт, конечно, уехал оттуда.

При этом его пришлось военным пришлось вести его в Дублин, потому что никто не вез его семью, и в Дублине они не могли найти гостиницу, где остановиться, никто не хотел их принимать. Где-то они наконец, переночевали. Они хотели несколько дней провести в Дублине. Хозяин гостиницы сказал: нет, ради бога, уезжайте, потому что я не могу вас держать. И они ушли.

Это проявление того общественного мнения мирного общественного мнения смог поднять и организовать Парнелл.

И он организовал ирландцев в парламенте. Он сам был депутатом парламента. Они умело проводили обструкции, в результате на какой-то момент была просто парализована работа парламента.

При этом его уважали. 

Когда его обвинили в связях с террористами и опубликовали какую-то его переписку с террористами, потом доказали, что это фальшивка, и когда он пришел в парламент, то депутаты британского парламента приветствовали его аплодисментами.

И что самое удивительное, что в конце XIX века, во второй половине XIX века был человек, готовый к какому-то сотрудничеству с ирландцами (не террористами, конечно), с Парнеллом. Это был великий британский премьер-министр Гладстон, лидер партии либералов, который хотел дать Ирландии автономию, не независимость полную, автономию, home rule, как это называлось, "гом руль", как говорили в России.

То есть вернуть ирландский парламент, дать Ирландии определенные права.

Дважды этот проект вносился в 80-90-е в парламент, один раз он был завален в палате общин, другой раз он прошел, но его завалили лорды. Ирландия не получила даже автономии, скольких жертв можно было бы избежать, если бы это произошло?

Этого не произошло, и в конце восьмидесятых годов с невероятным скандалом закатывается звезда Парнелла, причем тоже, вот характерная для Ирландии традиционная ситуация, когда этого кумира, не коронованного короля Ирландии, обвиняют в том, что у него был роман с замужней женщиной. При том, что эта женщина давно уже не жила со своим мужем, но все равно замужняя.

При том, что она развелась со своим мужем, еще хуже разведенка, и он на ней женился (еще хуже - женился на разведенной). И вот этого было достаточно, чтобы большая часть ирландцев от него отвернулась.

Что происходит дальше?

В 1914 году, когда уже началась Первая мировая война, англичане идут на уступки.

Ну, понятно, начинается война, надо как-то со всеми внутренними врагами «замириться». Например, выпустили из тюрем всех суфражисток, женщин, боровшихся за предоставление избирательных прав. И точно так же решили пойти навстречу ирландцам. И был принят закон о "гом руле", об автономии. Но война... Понятно, что это было бы тоже очень непросто. Потому что вот те самые протестанты, потомки всех поколений многочисленных протестантских переселенцев, сюда приезжавших с XVII века, то есть они, в общем-то, уже тоже коренные жители. Они не желают никакой автономии.

Они говорят, что им достаточно, они понимают, что католическое большинство будет всем заправлять в этом ирландском парламенте. Они говорят, что им достаточно парламента в Лондоне. Они создают вооруженные отряды

Еестественно, католики не дремлют и тоже создают свои вооруженные отряды. То есть ясно, что если сейчас вводить автономию, здесь будет невероятный взрыв политических страстей.

И тогда английское британское правительство принимает решение — дать автономию.

Разные организации, стремившиеся создать республику Ирландию, независимую от Великобритании, если они до этого были готовы как-то вот принять автономию ну как промежуточный шаг, теперь они начинают готовить восстание.

Восстание должно было произойти весной 1916 года. Им, конечно, радостно помогала Германия, хотевшая ослабить своего противника в войне. Немцы отправили им даже оружие на корабле, который был перехвачен англичанами.

И оружие-то они не получили, но 24 апреля 1916 года, в Пасхальный понедельник в Дублине началось восстание, которое будет длиться неделю до Пасхальной субботы. Но оно частично было поддержано в некоторых еще местах в Ирландии, но не так сильно, как им хотелось бы.

Подняли восстание, в основном, ирландские левые интеллектуалы.

Шли бои в Дублине, пострадало, считается, что погибших было 400 с лишним человека, из которых 200 с лишним были мирное население. Дублин был довольно сильно разрушен. При этом вот не было у них Ленина, который бы сказал, что надо начать с вокзала, банков и так далее. Они захватили разные важные места в Дублине. Их центром восстания был Главпочтамт - такое огромное, гигантское здание в центре Дублина.

Но они не смогли захватить вокзалы, и англичане перебросили довольно много войск, и к субботе восставшие сдались. Они просто сдались, чтобы избежать нового, большего кровопролития.

И дальше, когда их арестовали, когда они сдавались, даже когда их вели в тюрьму, то было полное ощущение, что жители Дублина в основном против них. Они где-то сами разоружали эти отряды восставших, они плевали в них, когда их вели, бросали мусор в них.

Нам же обещали автономию, а вы разнесли наш город. Что вы творите?

Что будет дальше? И после этого все переменилось с невероятной скоростью.

Англичане решили задавить все это в зародыше, происходят военные полевые суды с невероятной жестокостью.

Вообще обращаются очень жестоко с задержанными, их расстреливают буквально пачками, расстреляли практически всех руководителей восстания: знаменитого Джеймса Коннелли, раненого, расстреляли, привязав к стулу, сидя. Расстреляли тех, кто не участвовал в восстании, а просто был известен тем, что они связаны с этими республиканскими организациями.

Кстати, одну из руководителей восстания, женщину, Констанцию Маркевич не расстреляли.

И она сказала суду:

"Жаль, что у вас, что вам не хватает достоинства, чтобы меня расстрелять".

Ну, ее, как женщину, пожалели.

И после этого, вот уже когда шли эти расстрелы, они шли буквально там каждый день, британский парламент начинает говорить —  надо это прекратить.  После этих расстрелов террористы республиканцы, левые, превратились в мучеников, и они ими до сих пор ими являются.

Теперь, естественно, есть музей в том месте, где они содержались в тюрьме, показывают на Главпочтамте то место, где был центр, штаб их восстания, показывают место расстрела. Это все такие священные места для ирландцев.

Когда после окончания Первой мировой войны проводятся выборы, то в декабре 1918 года три четверти мест в Ирландии получает республиканская партия Шинфейн, которая хочет независимости Ирландии. Уже в январе они провозглашают независимое ирландское государство.

Начинается война, которая будет длиться до 1921 года.

При этом, с одной стороны, это ирландцы против англичан, в то же время внутри Ирландии сторонники сохранения союза с Англией против противников, сторонников независимой республики. Ирландию залили кровью.

В 1922 году было заключено соглашение, по которому Ирландия стала считаться независимой, но доминионом. То есть она независима, но в рамках Британского Содружества. И в этот момент отдельно было по этому соглашению оговорено, что те графства, которые не принимают вот это новое положение Ирландии, могут выйти.

И в этот момент Северная Ирландия очень быстро проголосовала за то, чтобы выйти и остаться в составе Великобритании.

Ну и дальше постепенно будет все меньше зависимость этой независимой Ирландии, зависимость независимой Ирландии от Великобритании. Доминионы станут практически свободными. В 1949 году Ирландия полностью разорвет свои государственные политические связи с Содружеством и будет развиваться как независимая республика.

Одновременно с этим вопрос о Северной Ирландии, она же Ольстер с ее очень большим протестантским населением, но одновременно и с большим католическим, останется очень болезненным.

Жители Ирландии будут говорить о том, что неплохо бы, чтобы эти землю вернулись, в Северной Ирландии будет ужасающий раскол, который сохраняется, безусловно, и до сегодняшнего дня.

Конечно, сегодня ситуация намного спокойнее, чем она была с конца 1960 годов.

Конец 1960-х годов — то бурное время студенческих, очень, молодежных выступлений. Очень много выступлений в Северной Ирландии за присоединение к Республике Ирландия, много террористических организаций, Ирландская республиканская армия выходит на первый план, и англичане начинают очень жестко реагировать.

Начиная с 1971 года официально начинает проводиться политика арестов без суда. И не просто задержание, а именно арестов и тюремного заключения без суда.

Потому что в Северной Ирландии — военное положение. 

30 января 1972 года, произошло знаменитое Кровавое воскресенье, "Bloody Sunday", когда войсками была разогнана мирная демонстрация все в том же городе Дерри, которые его жители отказывались называть Лондондерри.

В XVII веке Дерри был символом протестантского сопротивления, в XX он стал символом католического сопротивления, одним из оплотов Ирландской республиканской армии. Были жертвы, бесконечные взрывы, теракты.

Покушение на лорда Маунтбеттона - это, конечно, только верхушка, самое такое грозное, прогремевшее предупреждение английской монархии. Их, конечно, особенно возмущало то, что у лорда Маунтбеттена был замок в Ирландии, в республике Ирландии.
И он, видите ли, имел наглость приезжать туда отдыхать, как будто к себе домой. И за это он заплатил жизнью.

Ну и плюс, конечно, как символ, они не могли взорвать королеву —  взорвали ее родственника. Плюс было множество взрывов машин взрывчаткой и в Англии, и в Ирландии.

Дальше, в конце 1970-х, в начале 1980-х годов — новый виток, напоминающий то, что произошло с теми, кого расстреляли в 1916 году.

Ирландская республиканская армия  — это страшная террористическая организация… Было организовали множество терактов.

Но что происходит дальше?

Члены ИРА требуют от англичан, чтобы им в тюрьме предоставляли статус политзаключенных.  

В Англии, если ты политзаключенный, то у тебя особый статус, ты ходишь в своей одежде, ты имеешь право общаться куда больше. Там все могут общаться. Ты можешь куда больше общаться с другими такими же заключенными. У тебя больше посещений, ты не обязан работать в тюрьме, то есть все... Очень много привилегий.

Они требовали статуса политзаключенных, и в какой-то момент им перестали его предоставлять.

Но дальше с 1979 года премьер-министром становится Маргарет Тэтчер, Железная леди, которая ни с кем не идет на компромиссы. И с ирландцами она тоже не шла на компромиссы. Ее знаменитые слова о том, что нет политических преступлений, преступление - это просто преступление. Это уголовное преступление, мы не будем их признавать политзаключенными.

Ну и дальше страшная, жуткая история о том, как, начиная с 1981 года, по указанию своего руководства, бойцы Ирландской республиканской армии, сидевшие в тюрьме и лишенные статуса политзаключенных, начинают голодовку.

Но самый знаменитый из голодавших - это Бобби Сенс, политик, террорист, поэт, который тоже теперь возведен такой ранг святого мученика. И самое ужасное, что он действительно им является.

Террористы голодавшие —  они были действительно террористами, тот же Бобби Сенс. Сегодня все любят очень вспоминать, какие он стихи писал. Вообще-то он убивал людей, и на нем была кровь, на всех этих людях.

Но они борются за свои права, они начинают голодовку.

1 марта 1981 года Бобби Сенс первым начал голодовку. Множество людей голодает в ирландских тюрьмах, десять из них умирают. Бобби Сенс умер первый на 66 дне голодовки.

Дальше государственный секретарь Великобритании по делам Северной Ирландии сказал:

«Если мистер Сенс хочет покончить с собой, это его решение. Мы не будем никакого медицинского вмешательства осуществлять, то есть никакого насильственного кормления».

Но когда десять человек умерли, то родственники остальных заключенных  стали умолять руководство Ирландской республиканской армии призвать их кончить забастовку. Те говорили, что вот тогда жертвы тех, кто умер, будут напрасными, и тогда родные стали просить власти, чтобы начали кормить насильно их, их родственников.

Голодающие поняли, что, в общем, сейчас их все равно выведут из этой голодовки и остановились. Очень быстро после окончания голодовки большинство их требований удовлетворили. Им, правда, формально не дали особого статуса, но требования их были удовлетворены. Но, естественно, все продолжалось...

И только в начале 1990-х еще сначала консерваторы, после ухода Тэтчер, начали потихоньку нащупывать в пути к умиротворению. И, конечно, прорыв совершил Тони Блэр, премьер-министр уже от партии лейбористов, который вел переговоры (не он один,
там много было людей доброй воли и с английской, с ирландской стороны), которые вели эти переговоры, которые не побоялись вести переговоры с террористами, вести переговоры с заключенными и с политиками.

И в конце концов, в 1998 году было заключен очень сложный, большой, так называемый «Договор Страстной пятницы».

До этого уже было перемирие, а вот был «Договор Страстной пятницы», который разработал очень сложные, многочисленные пункты.

Не просто «мы прекращаем стрелять, а мы вас прекращаем арестовывать», а это связи на уровне государственном, экономическом и так далее уровне между Северной Ирландией и Республикой Ирландией.

Там очень интересно, что это вот самый «Good Friday Agreement» исходит из того, что жители Северной Ирландии имеют право хотеть соединиться с Республикой Ирландией. В то же время жители Северной Ирландии имеют право хотеть остаться в составе Великобритании. То есть это две противоположные мысли, они обе признаны законными.

А дальше, исходя из этого, они стали строить отношения. Ну и сегодня, в общем, конечно, граница между Великобританией и Республикой Ирландией очень условная, к примеру, в республике Ирландия можно платить фунтами.

Распространённость католицизма в Ирландии. Оказывается, и в Северной Ирландии есть районы, в основном заселённые католиками.

Конечно, связи огромные, но напряжение в Северной Ирландии, конечно, сохраняется.

По-прежнему есть католические, протестантские кварталы, крови было пролито слишком много.

И, конечно, сегодня отношения Ирландии и Великобритании выходят на новый круг, потому что Великобритания проголосовала за выход из Европейского союза.

Как теперь? Каков будет статус Северной Ирландии, ведь Ирландия остаётся в Европейском союзе?
 

Теги к статье

Интересное История

Поделиться статьёй и ссылки

Комментарии

 

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Для авторизации - кликните ЗДЕСЬ

    Enemy. Imagine Dragons

    Похоже, каждый хочет стать моим врагом...

    Марс. Всё сложно

    Есть много разговоров о том, как колонизировать Марс, когда мы это сделаем, какие нужны технологии... Главный вопрос сейчас в другом.

    Слёзы Олдфага - Half-Life

    В своё время эта игра просто ошеломила... Ну и, чтобы добить, заодно и о HALF-LIFE2

    Похожие статьи