Швейцария. Как бы нейтральная


Почему Германия не захватила Швейцарию? Некоторые утверждают, что на Гитлера подействовала решимость швейцарцев отстаивать свою независимость до самого конца.

Если кратко, то потому, что «нейтральная» Швейцария во время Второй Мировой для Германии была просто выгоднее.

Нейтралитет

4 июня 1940 года на одном из аэродромов на северо-западе Швейцарии прозвучал сигнал тревоги - воздушное пространство страны нарушили два немецких Мессершмитта BF-110. Оба вскоре оказались сбиты. Через несколько часов ВВС Швейцарии пришлось поднимать по тревоге 12 самолётов из-за бомбардировщика Хенкель. Преследуя нарушителя, они пересекли французскую границу, где их уже поджидали 28 немецких истребителей. Потеряв в бою всего один самолёт, швейцарские асы сумели сбить два истребителя и бомбардировщик.

На следующий день немецкое правительство прислала очень недовольную ноту протеста, а 8 июня, в качестве акта возмездия, последовал налёт бомбардировщиков в сопровождении истребителей. Но швейцарские асы и тут не подвели, было сбито три самолёта при одном своём потерянном.  

16 июня Германия отправила на один из швейцарских аэродромов десяток диверсантов, но и эта миссия потерпела провал. Однако эйфория доблестных швейцарских военных поводу этих небольших побед над немецкой военной машиной длилась недолго. Уже 17 июня Франция, куда Германия вторглась 10 мая, прекратила сопротивление и эта самая военная машина прямиком вышла к швейцарской границе. 

Маленькая альпийская республика оказалась зажата между Третьим рейхом, союзной Италией и оккупированной Францией.

А два дня спустя немцы прислали новую ноту, откровенно угрожающую, где говорилось о защите интересов другими методами, если подобные инциденты повторятся. Швейцарцы присмирели. Героическим пилотам было приказано сидеть на своих аэродромах и не реагировать на нарушение воздушного пространства.

Тем не менее, 24 июня 1940 года 12-я немецкая армия, входящая в группу армий «С», одна из наиболее боеспособных армий вермахта, усиленная горнострелковыми подразделениями, была переброшена к франко-швейцарской границе, чтобы подготовиться к нападению на Швейцарию.

Однако приказа пересечь границу так и не поступило. 

Много лет и десятилетий спустя швейцарскому правительству припоминали специфический «нейтралитет», больше походивший на дружбу с Третьим рейхом. Швейцария представляла собой лакомый и в общем-то беззащитный кусок.

Что же случилось?

У альпийской республики имелись серьёзные аргументы в свою защиту, как и у нацистов серьёзные причины оставить её в покое.

Уже 4 сентября 1939 года, через три дня после нападения на Польшу, в Берн прибыла немецкая торговая делегация, а 8 сентября швейцарское правительство секретным указом сняло запрет на экспорт вооружений.  Формально это касалось всех стран, Англия и Франция тоже хотели закупать швейцарскую военную продукцию, но именно Германию Швейцария сделала своим главным торгово-экономическим партнёром и именно Германии предоставила крупные кредиты на военные закупки — 150 млн швейцарских франков в 1940 году, 315 млн в феврале 1941 первого и 850 млн в июле 1942 года.

Разработка плана похода против Швейцарии продолжалась до октября 1940 года, однако в данном случае речь следует вести уже об «инерции», о подготовке плана на тот случай, если Гитлеру вдруг все же вздумается вернуться к идее оккупации Швейцарии.

Швейцария, побыв «главной мишенью» меньше недели, вновь сделалась второстепенным военным фактором, превратившись в «стратегически мертвую зону», при этом на первый план вышли иные «качества» Швейцарии, в частности ее значение в качестве финансового центра.

Швейцария требовалась Германии именно нейтральной, иначе, пожалуй, не стоило осенью 1939 года продавать ей 89 мессершмиттов BF-109 (те самые, на которых швейцарские асы потом сбивали асов Геринга).

Подписанное 9 августа 1940 года, то есть после падения Франции, торгово-экономическое соглашение, которое сегодня в основном называют вынужденным, было, скорее выгодным продолжением плодотворного сотрудничества.

Экономические связи между Германией и Швейцарией всегда были очень тесными. Что касается политических, то уже с 1931 года в швейцарские городах стали появляться иностранные ячейки НСДАП, правда в 1936 году швейцарское правительство запретило руководящие организации НСДАП, но руководство немецкими нацистами тут же взял на себя сотрудник немецкой дипломатической миссии.

В Швейцарии жили не только политические мигранты и несчастные беженцы — из 80000 проживавших в Швейцарии граждан Третьего рейха примерно половина состояла в различных нацистских организациях.

Что касается самих швейцарцев, то правые консервативные силы терпеть не могли евреев, либералов, коммунистов т.е. симпатизировали Третьему рейху. Были ещё так называемые «фронтисты» — это откровенные националисты, впрочем немалая часть общества относилась к нацизму негативно и даже где-то пыталась активно бороться.

Единственное, что всех объединяло —  все были против включения Швейцарии в так называемый великогерманский Рейх, в который Гитлер  хотел объединить все германо-говорящие страны Европы.

В правительстве присутствовали разные силы. Консерваторы имели сильные позиции,  как раз в 1939 году президентом Швейцарии был Филипп Этер — католический консервативный политик, проводивший дружественную политику в отношении Германии и очень
дружественно в отношении Италии. Впрочем, сменивший его на посту президента в сороковом году Марсель Пеле-Гола, представитель либеральной партии, тоже сделал ставку на хорошие отношения с Третьим рейхом — в радиообращении к нации 25 июня 1940 года, то есть после капитуляции Франции, он заявил что, «для нас, швейцарцев это большое облегчение, что три наших соседа наконец-то встали
на путь мира
»
и призвал приспособиться к реальности новой Европы.

А 10 и 14 сентября принял у себя руководство «Национального движения Швейцарии», то есть тех самых «фронтистов», организации, руководимой из Третьего рейха, из СС.

Это вызвало негативную реакцию многих швейцарцев, как и само радио-обращение. Впрочем «фронтисты» скоро повели себя настолько радикально, что уже в октябре их пришлось официально запретить, хотя неофициально они продолжили собираться. Тогда же в октябре 1940 года запретили окончательно коммунистическую партию.

Эрнст Веттер, министр финансов и президент в 1941 году, тоже неоднократно обвинялся в сотрудничестве с фашистами. Именно он отвечал за те многомиллионные кредиты на военные закупки, предоставленные Третьему рейху. Именно он управлял финансами Швейцарии во время  войны и налаживал с рейхом связи, особенно плодотворно в банковской сфере.

Маленькая Швейцария с набитыми золотом банками — ну это же идеальный объект для захвата, но дело в том, что золота у нацистов и так было полно, они опустошили банки Дании, Бельгии, Нидерландов, Люксембурга, но не могли пустить это золото в оборот, т.к. международные расчёты велись не в золоте, а в валюте. Германия очень зависела от импорта и именно нейтральные швейцарские банки обеспечивали валюту для этого импорта.

Как признавался позже на нюрнбергском процессе Вальтер Функ, министр экономики Рейха и глава Рейхсбанка, «только в Швейцарии мы могли  обменивать золото на необходимую нам валюту». В общей сложности Третий рейх вывез в Швейцарию около 350 тонн золота, 246 из которых  Швейцария выкупила за валюту.

Закон о банковской тайне, швейцарское привычка не задавать лишних вопросов делала возможными и отмывание денег, и секретные счета для  элит Третьего рейха и различные коррупционные схемы.

Впрочем привычка не задавать лишних вопросов в итоге сыграла с банкирами злую шутку. После войны выяснилось, что швейцарские банки без лишних вопросов принимали не только золото, вывезенное из оккупированных стран, но и золото и ценности, конфискованные у так называемых врагов Рейха и награбленного у евреев —  от монет, слитков, драгоценностей до золотых обручальных колец, золотых зубных коронок, собранных в лагерях смерти. Это тоже оправлялось в банки для охранения и обмена на валюту.

Сам факт стал известен уже на нюрнбергском процессе, но настоящий скандал разразился только в девяностых — ряд еврейских организаций и  часть финансовых кругов США обвинили Швейцарию в хранении так называемого «золото жертв». До сих пор неизвестно, сколько на самом деле золота из лагерей смерти осело в швейцарских банках.

Во время операции «Рейнхард» (государственной программы нацистской Германии по систематическому убийству евреев и цыган в генерал-губернаторстве) в лагерях смерти Собибор, Треблинка и других по официальным подсчётам собрали 1800 кг золота и 10.000 кг серебра, но сколько из них осело в Швейцарии — неясно.

Некий французский врач, работавший в зондеркоманде СС в Освенциме заявлял, что из этого лагеря смерти вывезли 17 тонн золота.

После тщательного расследования специальная комиссия смогла лишь установить, что с января 1943 по июнь 1944 года Швейцария официально приобрела 120 килограмм золота, достоверно происходившего из лагерей смерти.

Все понимали, что золота, конечно, было намного больше. Поставленные перед неудобным фактом банкиры клялись, что они представить себе  не могли, откуда это золото, оно ведь поступало уже в слитках и на них не написано, откуда его взяли, откуда банкирам было знать, что в лагерях  смерти с людей сдирают обручальные кольца и золотые коронки, ведь холокост Швейцария успешно проморгала. Не заметила.

13 августа1942 года Швейцария закрыла границы для беженцев, преследуемых по чисто расовым мотивам, то есть для евреев — якобы под давлением Германии. К тому времени она уже приняла довольно много беженцев, большая часть из которых на её территории не задержалась, но  многим и отказала, особенно тем, у кого в загранпаспорте стояла отметка «еврей» — красная буква J.

Теперь границу для евреев закрыли совсем и он попали в лапы нацистов и были, в основном, уничтожены.

Некоторые швейцарские чиновники всё-таки пытались идти против официального распоряжения правительства, например капитан полиции  Сепнт-Галена — ему удалось спасти несколько сотен евреев, но за это он поплатился позорным скандальным увольнением со службы и крупным  денежным штрафом.

По официальной версии швейцарского правительства оно понятия не имело, что депортированных евреев ожидает смерть — Германия сказала, что просто вывозит их на Восток, где они будут спокойно жить и трудиться на благо Рейха. Якобы лишь в конце 1943 года по Европе начали курсировать тревожные слухи о лагерях смерти, об ужасах в гетто, иностранные державы надавили на нацистов и те согласились пустить инспекцию международного Красного Креста в одно из гетто — Терезиенщтадт.

Постановка

Поскольку администрация, руководство и штаб-квартира Красного Креста находится в Швейцарии, то в эту комиссию включили и швейцарца.

Что такое Терезиенштадт?

Это такой полулагерь, полугетто на территории Чехии, куда свозили евреев из Рейха и других стран. Считалось, что условия жизни там получше, что это такое образцово показательное гетто, но нет, это была та же несвобода, тот же каторжный труд, тот же голод, болезни, пытки, казни как и везде.

Через Терезиенштадт прошло 140 тысяч евреев, только 19 тысяч выжили,  33 тысячи умерли прямо там в гетто и 88 тысяч депортированы в  другие лагеря смерти.

Подготовка к визиту комиссии международного Красного Креста началась с депортации в Освенцим от 7 до 12 тысяч евреев, чтобы Терезиенштадт не выглядел перенаселенным. Остальных заставили строить кафе, магазины, детские сады, школы и другие декорации, призванные создать видимость обычного нормального города. Отобрали 200 человек наиболее презентабельных, которые должны были  изображать счастливую комфортную жизнь на пути исследования комиссии.

23 июня 1944  года комиссия в составе двух высоких чиновников датского Министерства Здравоохранения и Иностранных дел и швейцарского врача Мариса Росселя прибыла в Терезиенштадт.

Всё, что он поместил в отчет, — это фотографии специально отобранных улыбающихся детей (сделал 36 фотографий, 16 из которых включил в рапорт уже после войны). Тот же Морис Россель в сентябре 1944 года посетил концлагерь Освенцим, не задал там ни одного вопроса о газовых камерах и массовых убийствах, зато отметил прекрасный маникюр эсэсовцев.

Россель доложил руководству что видел правда не особо много, но не заметил никаких признаков массового уничтожения людей. Ну конечно, после войны швейцарское правительство оправдывалось, что мол это хитрые нацисты их жестоко обманули. На самом деле к моменту инспекции информация о гетто и лагерях смерти курсировало на самом высоком уровне. Польское правительство в изгнании даже опубликовало соответствующий рапорт, так что большая часть вот этой официальной версии — это конечно откровенная ложь.

Правительство прекрасно знало, что происходит с евреями на востоке, швейцарцы своими глазами наблюдали начало холокоста.

15 октября сорок первого года на Восточный Фронт отправилась врачебная миссия (первая из четырёх) международного швейцарского Красного Креста — 30 врачей, 30 медсестер, санитары и переводчики, всего около 80 человек. 24 октября они прибыли в Смоленск, откуда часть персонала поехала дальше в Рославль или Юхнов. 

 Каждый из участников перед отъездом подписывал бумагу, в которой обязывался хранить молчание обо всем, что он увидит и услышит. Было строго запрещено фотографировать и обсуждать действия и приказы германских властей, вести какие-либо политические дискуссии. Любое неподчинение означало немедленный возврат домой.

Врачи носили серо-голубую униформу швейцарской армии. Оружия им не полагалось, однако офицерам для самозащиты были предоставлены пистолеты.

Впоследствии было еще одно особое соглашение, даже более важное. От лица германского командования его подписал начальник общевойскового управления генерал Фридрих Ольбрихт. В нем швейцарцы де-факто на время операции выводились из-под юрисдикции своего государства и подчинялись уставу германской армии, что влекло за собой все последствия, вплоть до того, что к ним могли применяться штрафные санкции вермахта.

Однако сами врачи об этом секретном документе и его совершенно явно опасных сторонах узнали лишь после войны.

Многие из них искренне верили в гуманитарный и нейтральный характер предстоящей миссии. Лишь на фронте они выяснили, что лечить полагается только немцев, а не солдат всех национальностей, как то им обещали. Также им запретили лечить местное население, хотя, согласно воспоминаниям, данный запрет швейцарцы обходили в частном порядке, когда это удавалось.

Первая миссия пробыла на оккупированных территориях до конца января 1942 года, после чего вернулась в Швейцарию. Вторая миссия работала в Варшаве с января по апрель; третья — в Даугавпилсе, Риге, Пскове с июня по сентябрь; четвертая — в Сталино и Харькове с ноября по март 1943 года. Отдельные швейцарцы из четвертой миссии добрались даже под Сталинград.

Увиденное в тылу вермахта — жесткая оккупационная система, обращение с гражданским населением, военнопленными, евреями, массовый голод и разрушения — потрясло швейцарцев. Многие вели дневники, однако после возвращения домой все эти записные книжки были заброшены в шкафы и тумбочки, где и пролежали практически до смерти их авторов. 

Ответом этих врачей на все те ужасы, свидетелями которых они стали, было тихое страдание.

Лишь доктор Рудольф Бухер после возвращения домой стал вести активную деятельность и провел более 100 выступлений, охватив, по его собственным словам, более 150 тысяч человек. В своих лекциях он без утайки рассказывал о том, свидетелем чему был. Даром для него это не прошло: после разговора с министром внутренних дел, во время которого Бухеру настоятельно (под угрозой заключения) посоветовали замолчать, его уволили из армии.

В конце 60-х он смог опубликовать свой дневник, хотя и стал членом Федерального совета почти сразу после войны.

Союзники, в свою очередь, узнав об этих выступлениях, стали использовать свидетельства швейцарцев в своей пропаганде, которую уже весной 1942 года, под нажимом МИД, комитет вынужден был опровергать. Немцам все это очень не понравилось, а швейцарское руководство нервничало и предпочло не верить в то, что им сообщили в закрытых отчетах. Проект был свернут, о нем было решено забыть, а его участники замолчали на долгие годы.

Лишь в феврале сорок пятого года, когда стало ясно что Германия войну уже точно проигрывает, Швейцария начала рвать с ней экономические  связи, прекратила транзит немецких грузов по своим альпийским тоннелям, стала замораживать счета, закрывать банковские сделки.

Сохраняя такой вот «нейтралитет» Швейцария вышла из войны не только без серьёзных экономических потерь, но даже и немало обогатившись.

Более двух тысяч швейцарцев во время Второй Мировой служили в Ваффен-СС, но нельзя назвать весь швейцарский народ пособниками нацистов, многие относились негативно к политике своего правительства - сотни  человек отправились во Францию, чтобы сражаться с нацизмом в рядах французского сопротивления.

Что интересно, Швейцария  настолько нейтральна, что категорически запрещает своим гражданам военную службу в других государствах и организациях и эти участники, бойцы антифашистского сопротивления, до сих пор не реабилитированы.

Теги к статье

Интересное История

Поделиться статьёй и ссылки

Комментарии

 

    Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

    Для авторизации - кликните ЗДЕСЬ

    Воспитанные волками

    Сериал «Воспитанные волками» интересен уже только тем, что к нему приложил руку сэр Ридли Скотт..

    Скайрим от Маэстро

    Я не знаю, кто этот Человек, каков его характер, внутренний мир, отношение к животным :) Но то, как он играет на гитаре - это просто непревзойдённо!!!

    Впереди новые рубежи

    У меня появилась традиция - каждый новый год смотреть поздравления Л. И. Брежнева.

    Похожие статьи